В Смоленске завершился конкурс для детей с ограниченными возможностями здоровья «Путь к звезде»

Неограниченные возможности души

8 сентября 2017 в 12:56, просмотров: 544

В течение четырех месяцев ребята вместе с профессионалами записывали песни и снимали видеоклипы, а на гала-концерте 28 августа в КВЦ имени Тенишевых семеро финалистов выступили на одной сцене с музыкантами из Смоленска и Санкт-Петербурга. Одним из гостей мероприятия стал джазовый Квартет Константина Хазановича. Своими мыслями о важности таких социальных проектов поделился с «МК в Смоленске» лидер коллектива Константин Хазанович.

В Смоленске завершился конкурс для детей с ограниченными возможностями здоровья «Путь к звезде»

– Константин, давайте поговорим о вкладе вашего квартета в проект «Путь к звезде»...

Лично для меня всегда большая радость участвовать в любых таких вот творческих проектах, особенно там, где есть дети, потому что все начинается с небольших мероприятий любительского уровня. Без этих фундаментальных кирпичиков не стать профессионалом в музыке. Я считаю, что это одна из важнейших вещей для артиста, который уже сформировался, – делиться своим опытом с другими.

Проект «Путь к звезде» отчасти был начат из-за того, что когда его организаторы Антон Панфилов и Максим Молотко в детстве занимались музыкой и им не хватало каких-то возможностей: не могли приобрести дорогостоящие инструменты, не было соответствующей аппаратуры. И теперь им хочется поделиться с подрастающим поколением теми возможностями, которые у них имеются на данный момент. А в вашем детстве какие были возможности?

– Я в 87-м году родился. У моего поколения не было тех возможностей, которые есть сейчас: не было интернета, компьютеров, не было доступа к музыкальным материалам. У моего папы была неплохая коллекция джазовых пластинок, кассет, бобин. Но все равно это было довольно редкое явление. В то время появилась новая страна: не стало СССР – появилась Российская Федерация. И для музыки это событие сыграло большую роль, потому что тут же поехали пластинки, компакт-диски, и музыка начала распространяться. А раньше, я знаю, джазовые пластинки ввозили чуть ли не контрабандой через Чехословакию или Польшу. Но нужно, вообще, понимать: во всем мире была совершенно другая данность в этом плане. А сегодня есть YouTube, и можно совершенно любую информацию достать через один клик, что очень здорово, я считаю. Есть и противоположное мнение. Некоторые считают, что это нехорошо, когда можно достать сразу все и быстро, потому что в этом случае отпадает процесс поиска информации. Но мне кажется, что здесь две стороны медали: когда у тебя уже есть этот багаж, ты можешь двигаться дальше быстрее, нежели ты потратишь десять лет, чтобы прийти к тому, к чему можно прийти за один клик. Очень здорово, что у нас есть этот доступ, но тут главное еще и желание человека туда прийти, желание набрать в поисковой строке, например, «как играть на гитаре». И вот здесь мы как раз и переходим в так называемый оффлайн жизни, где и нужны мероприятия такого рода, когда у людей есть поддержка и кто-то скажет: «Вот тебе гитара». Потому что если у человека не будет гитары, он не наберет этого в строке поиска.

– Ну даже если и наберет, то без гитары ему это не поможет...

– Да. Опять-таки, конечно, нужно помогать развивать культуру. Я знаю, что в Европе, так же как и в Америке, очень развито меценатство в плане культуры: люди жертвуют либо деньги, либо свои музыкальные инструменты. И эти музыкальные инструменты расходятся потом куда-то дальше. Это очень здорово, потому что можно взять 5 тысяч, перевести куда-то, и какой-то ребенок получит гитару. И кто знает, может быть, этот ребенок через 30 лет станет звездой первой величины в мире. Нужно помогать развивать наше общество, наших детей, наше следующее поколение, потому что они сделают нашу жизнь лучше.

– Ребятам, которые приняли участие в конкурсе «Путь к звезде», – от 12 до 18 лет. Когда вы были в том возрасте, что и они, чем занимались, о чем мечтали, занимались ли уже музыкой?

– Знаете, музыкой я начал заниматься с трех лет. Уникальная у меня, наверное, судьба в этом плане. Дело в том, что как-то так изначально было определено, что я буду музыкантом, – как родителями, так и мной. Я прекрасно помню, как в три-четыре года ходил заниматься на фортепиано. Понятное дело: нажал на кнопку – получил конфетку. Но мне всегда это нравилось. У меня никогда не вставал вопрос, кем я хочу стать. Я знал, что мне не надо никем становиться, – я уже на пути своем, я буду музыкантом. К тому же я учился в двух школах, специализированных на музыке, то есть это музыкальные лицеи, где есть общеобразовательные предметы, но главный уклон там на музыке. Вся моя жизнь пропитана музыкой. А вот как выбрать для себя музыку в качестве профессии лет в 13–14, я даже не знаю. Я считаю, что это просто какой-то героизм для ребенка в таком возрасте – сказать: «Мне нравится музыка! Я хочу заниматься музыкой».

– А по вашим наблюдениям, современные дети, современная молодежь заинтересованы джазом?

– Ну, здесь тоже нужно понимать, с какой стороны джаз подается. Просто дело в том, что джаз – это музыка импровизационная, то есть музыканты сочиняют ее прямо на ходу. У них есть какая-то тема, а дальше они играют свою вариацию на эту тему, как было раньше в классической музыке. Так делали Шуман, Шуберт и Бах. Они приходили в салон, где собирались их друзья. Играли какую-то песенку или маленький романс, а потом тут же играли вариации, и это было очень популярно, но, к сожалению, не прижилось, не выросло в какое-то популярное музыкальное течение, чем уже стал джаз. Когда дети знают, что это музыка импровизационная и что она прямо сейчас сочиняется, то у них появляется большой интерес к этому. В принципе, я много играл для детей, и в Петербурге мы делали проект для детей из детских домов. Они очень живо все воспринимают, но если это правильно подается. Другое дело, если джаз подавать как музыку из лифта или то, что в супермаркете играет. В этом случае идет какое-то отторжение. По моему опыту, когда все правильно подается, реакция всегда очень положительная.

– Вы упомянули, что в социальных проектах участвуете не в первый раз. Был ли уже опыт работы с детьми с ограниченными возможностями здоровья?

– Был. В том числе играли для детей с аутизмом. И я должен сказать, что каким-то образом так происходит, что они становятся лучшими слушателями, потому что по-другому видят мир, по-другому видят музыку – богаче. И это удивительно! Даже не один раз мы для них играли. И всегда была очень положительная реакция, поэтому я с большим удовольствием играю для детей с ограниченными возможностями здоровья. Это нам кажется, что они ограниченные относительно каких-то наших стандартов, мерок нашего общества, стереотипов.

– Как говорят некоторые люди, которые работают с такими детьми: «У них ограниченные возможности здоровья и неограниченные возможности души...»

– Да, именно так. Это очень интересный феномен. Я слышал и читал литературу про то, что есть совершенно уникальные случаи, когда у ребенка здоровье вообще никакое, тем не менее функционал мозга просто зашкаливает и IQ очень высокий. Поэтому нельзя вешать ярлыки и закрываться, потому что наша природа и наша Вселенная многообразна, и мы только начинаем понимать, что ничего не понимаем. Поэтому я выбрал для себя такой путь: если куда-то меня жизнь приводит, то я хочу быть открытым, чтобы не упустить что-то интересное.

– Как опытный музыкант что можете сказать участникам конкурса «Путь к звезде», что можете им посоветовать?

– Самое главное, что должно быть в творчестве, я считаю, и то, что остается в истории и в нашей жизни, – это быть свободным, не бояться быть самим собой и не бояться ошибиться, потому что истинное творчество – такое, какое есть. Вот что человек может, то он и делает, и не нужно бояться сделать что-то не то, потому что мастерство приходит с опытом, со временем. А сама возможность что-то делать – это самое ценное. Поэтому желаю им не бояться ошибиться, не бояться кому-то не понравиться.






Партнеры