Смоленск: на пути к перезагрузке

Урбанист Святослав Мурунов – о том, как изменить мышление смолян и сделать синтез культур объединяющей силой города

1 декабря 2017 в 13:37, просмотров: 1824

В Смоленске побывал урбанист и социальный инженер Cвятослав МУРУНОВ. Эксперт Сколково и преподаватель МГУ, он уже около 17 лет ездит по России и занимается анализом российских городов, помогает формировать сообщества неравнодушных жителей, которые своими силами меняют города к лучшему. 

Смоленск: на пути к перезагрузке

Итогом этой работы стало создание Центра прикладной урбанистики. Сегодня проект охватывает 230 городов по всей стране, в каждом из которых существует свое сообщество единомышленников, заинтересованных в деятельности на благо города.

Познакомившись со Смоленском, Святослав провел открытые лекции и «воркшопы» (обучающие мероприятия) для архитекторов, бизнесменов, городских активистов и просто неравнодушных горожан. Эта работа уже принесла свои плоды: сейчас активисты исследуют общественное мнение на предмет обустройства парка «Соловьиная роща». В беседе с корреспондентом «МК» в Смоленске» Святослав Мурунов рассказал о том, где искать новые смыслы для постсоветского города, как привлечь туристов и наладить диалог между чиновниками и горожанами.

 

В поисках новых смыслов

 

– Святослав, вы много ездите по стране, проводите лекции и мастерские. В чем цель этих встреч?

– Мои встречи с людьми направлены на оживление мышления горожан, формирование новых подходов. На таких встречах всегда присутствуют люди, которым город небезразличен. Что я могу для них сделать? Задать вопросы, которые они, скорее всего, себе никогда не задавали. «Расшевелить» их картину мира. Кроме того, я могу передать наш опыт. Опираясь на него, можно ответить на вопросы: город – в данном случае Смоленск – это о чем? Как он таким стал? В каком направлении ему двигаться дальше?

– С какими проблемами, по вашему наблюдению, сталкиваются постсоветские города, и Смоленск в частности?

– Для Смоленска характерны все основные проблемы постсоветского города. Проблема городских пространств – одна из распространенных. Никому не нужны смыслы, всем нужны лавочки, дорожки, клумбы – словом, благоустройство. К примеру, мы побывали у вас на набережной. Я вижу потрясающую крепостную стену, живописную реку, старинный город и… какие-то деревянные поделки. Говорят, что это сделала местная администрация, и с управлением в городе становится сразу все понятно. Это ремесленники, которые пытаются «спасти» город за счет каких-то маленьких проектов. Такое решение не соответствует масштабу истории города, богатству его культуры. Это происходит потому, что нет диалога между жителями.

Обратимся к городской среде: шины на клумбах, теплички, высокие заборы, пеньки, мягкие игрушки, прибитые во дворах… Туи, которые загораживают городские виды. Почему туя? Разве она является типичным для Смоленска деревом? Все эти мелочи показывают, что в городе многое делается на авось.

При этом многие любят во всем винить чиновников. А вы пробовали выстроить диалог с этими чиновниками? Записаться на прием? Приведу пример Екатеринбурга. Там горожане – архитекторы, социологи – говорили: чиновники нас не слышат и не хотят с нами разговаривать. Но когда жители города начали объединяться и делать что-то своими силами, администрация сама к ним пришла и предложила помощь. Вот и ответ: если вам не идут навстречу, попробуйте сделать что-то сами, не ждите. Смена чиновников не принесет городу новые смыслы. Попробуйте найти их сами.

 

«Волшебной пилюли не существует»

 

– Можем мы ли позаимствовать положительный опыт других городов?

– Каждому городу придется пройти путь перезагрузки самостоятельно. Не существует волшебной пилюли, которая решит все проблемы разом. Ситуация, похожая на вашу, наблюдается, как правило, в моногородах. Только там все неурядицы начались после разрушения градообразующего предприятия. У вас же была сложная история, состоящая из циклов разрушения и возрождения – моноистория. Можно менять чиновников, давать городу деньги – это не поможет. Отсутствие городских сообществ, реальных конструктивных предложений – вот что не позволяет двигаться вперед. Смоленск, мне кажется, застыл в ожидании – другого времени… Возможно, ему сложнее, чем другим городам. С такой историей каждый здесь чувствует большую ответственность.

– И все же, исходя из вашего опыта, на что стоит сделать упор, в каком направлении нужно двигаться Смоленску?

– У города особые отношения со временем. На мой взгляд, одним из базовых смыслов идентичности Смоленска может стать время – в различных его проявлениях. Второй момент: Смоленск сохранил свою провинциальность – в хорошем смысле этого слова, а ему все время навязывают столичные черты, и он с этим борется, хочет быть самим собой. И это правильно. Третий момент – мультикультурность города, ведь исторически он располагался на границе разных государств и впитал в себя черты различных культур. Смоленск был кубком, переходившим из рук в руки, и каждая культура делала на нем свои засечки. Потенциал развития Смоленска – в синтезе культур: польской, белорусской, русской… С этими культурами нужно что-то делать, вы не можете их игнорировать, а ведь именно это сейчас и происходит.

Смоленск – город со сложной судьбой, которая диктует непростое будущее. Он не пойдет тривиальными путями: город-сад, «умный город», город – ядро агломерации. Смоленск построен как приграничный город, но в XXI века функция приграничья меняется. Похожая ситуация, к примеру, в Оренбурге. Этот город также расположен на границе – с Казахстаном, Кыргыстаном. И там у людей похожие проблемы – промышленность встала, куда двигаться дальше, непонятно… Самое логичное, что я бы предложил, и жители Оренбурга со мной согласились, – сделать приграничный город площадкой для культурного обмена. Ведь новая экономика идет вслед за культурными связями. Если создать эти связи, увидеть в них свою сильную сторону, появятся и инвесторы, которые захотят вложить сюда свои деньги.

– Для Смоленска очень актуален вопрос привлечения туристов. Что можно сделать, чтобы в город приезжало больше гостей?

– Если говорить обо мне, как о деловом туристе, то для меня интерес представляет социальная жизнь города. Если будет появляться больше площадок, где будут собираться различные городские сообщества, городские идеологи – художники, философы, архитекторы, и город будет порождать новые смыслы, я буду приезжать сюда за вдохновением. Сейчас меня здесь могут вдохновить только крепость, природа и ландшафт. Я даже не знаю, где вы встречаетесь. Такое ощущение, что смоляне спрятались в своих пещерах. А хотелось бы, чтобы город был открыт. Если город ничем не может развлечь сам себя, как он может привлечь туристов? В любом городе туризм создают сами жители. Знаковые места, частные музеи, интересные события – зачастую интересные фишки возникают в буквальном смысле из ничего. К примеру, жители Торжка жаловались на то, что город утопает в мусоре. Мы придумали экскурсию-субботник: приезжают туристы, и по городу их ведут двое – экскурсовод и эколог. И что вы думаете? Иностранцы приехали в Торжок убирать мусор. «Мы за счет мусора начали лучше понимать русских!», – сказали они. Местным стало так стыдно – убрали город за неделю.

 

Первые шаги

 

– С чего же стоит начать преобразования?

– Задавайте правильные вопросы. Не «что мы хотим?», а «как мы живем?», не «что мы хотим здесь построить?», а «как мы хотим этим пользоваться?», а еще – «Сколько мы готовы за это платить?» и «Как мы будем за это отвечать?». Спросите людей, чего они хотят. Когда вы делаете все в тишине и потом заявляете – смотрите-ка, что я сделал, я герой, другие в итоге говорят, что на самом деле вы сделали им плохо, потому что не спросили их мнения. Чиновники боятся задавать эти вопросы горожанам, потому что тогда возникнет вопрос – а почему про все остальное нас не спрашивают?

– Так ведь проще, когда кто-то все решит за тебя…

– Проще – это не о городе. Город – это всегда сложно. Смоленск сейчас теряет свою сложность, иными словами он упрощается или деградирует. Профессионалы, которые есть в городе, от этого страдают, но сделать ничего не могут, так как между ними нет коммуникации, нет объединяющего начала. У смолян две беды: первое – никто не умеет работать со смыслами, утеряны идеологические компетенции, второе – люди не умеют выстраивать коммуникацию с не такими, как они. Поэтому на своих «воркшопах» я объясняю, как выстраивать диалог, как создавать сообщества, как модерировать городской диалог, чтобы никто не был выше других и все были вместе.

Стратегия развития любого района, а за ним – города всегда начинается со стратегии развития отдельных дворов. Нужно спросить себя – что я могу сделать вместе со своими соседями. Кроме того, в этот процесс нужно вовлекать бизнес, депутатов, администрацию, бюджетные учреждения – ведь это их работа. Это сложный диалог, по команде его не запустить. Или сами граждане начнут обучаться, чаще спрашивать мнения друг друга и находить общие решения, или все будут сидеть и ждать, что что-то само изменится. А этого не будет.



Партнеры