Смолян обязали снести свой дом, но не сказали, куда потом идти

История этого городского здания будет неполной без фамилий Ленина и Сталина

04.07.2018 в 11:54, просмотров: 2111

В самом центре Смоленска, на улице 3-я линия Красноармейской Слободы, стоит старый деревянный дом № 8. Построили его во второй половине 40-х годов прошлого века. А в мае 2018 года одиннадцатилетняя девочка, жительница одной из квартир, рыдала: «Бабушка, где мы с тобой будем жить, если должны сами сломать свою квартиру?»

Смолян обязали снести свой дом, но не сказали, куда потом идти

Как так? Смоляне должны снести свой дом и уйти с котомками в никуда? Как такое возможно? А что можно подумать, прочитав письмо из администрации города, датированное 4 мая 2018 года, на официальном бланке, с подписью заместителя города Смоленска по градостроительству О.Л. Кашпар, в котором черным по белому написано (цитата из письма): «Администрация города Смоленска предъявляет к вам как собственникам квартиры номер 4 требование о сносе дома 8 по улице 3-я линия Красноармейской Слободы за счет собственных средств и устанавливает срок до 01.11.2018 для подачи заявления на получение разрешения на снос указанного дома».

И такое письмо пришло в каждую из шести квартир дома (построенного сразу после войны) без всяческих пояснений и сопроводительных документов. Сначала я увидела фото этого письма в интернете. А потом этот документ довелось подержать в руках. И все равно я не сразу поверила. Не то чтобы в законность требования (у нас с законами после приватизации и не такое можно учудить), а что в нашем городе появится прецедент – выдворение людей из собственных квартир на улицу.

Не поверила и пошла в квартиру номер четыре к Зинаиде Евгеньевне Керн, чтобы уточнить, проверить, расспросить, убедиться, что у страха глаза велики и со смолянами так никто не может поступить.

Зинаида Евгеньевна, которая более сорока лет живет в этом доме, призналась: «Внучка рыдала. А меня после этого письма на два дня накрыло давление. 26 июня 2018 года мы пошли на прием к заместителю главы города Ольге Кашпар, которая сказала, чтобы мы не особо обращали внимание на это письмо, потому что она должна была нам его отправить, поскольку, кажется, прокуратура и еще кто-то там «возбудились» соблюдением норм законодательства…»

После этого мне стало все еще более непонятно. Что это? Общероссийский заговор против людей? Зинаида Евгеньевна пояснила: «Нет. Нам сказали, чтобы мы не обращали внимания на эту формальность, а Ольга Леонидовна сказала, что ее сотрудникам стоило бы помягче преподнести эту информацию».

Мама дорогая! Не хватило разумения у исполнителей написать сопроводительное письмо, отсохли руки позвонить шести ответственным квартиросъемщикам (преимущественно пожилым людям), чтобы успокоить или разъяснить, что все не то, чем кажется.

 

Пиастры, пиастры...

 

Сразу поясним согражданам, прищурившим глаз и заподозрившим жителей дома № 8 в жажде наживы. Из восьми квартир шесть приватизированы, а при возможном переселении их из аварийного жилья владельцам не светят всякие социальные нормы квадратных метров на каждого проживающего – только то же самое количество квадратов и комнат, которые есть. Более того! Жильцы даже не претендовали на то, чтобы законным образом при переезде снова угнездиться в самом центре, – готовы были переехать даже не в новый жилой фонд в Ленинском районе.

Но кто им предлагал? Никто!

Кстати, в том самом письме из администрации сказано: «Постановлением администрации города Смоленска от 21.11.2013 № 2054-адм «О реализации решений городской межведомственной комиссии по использованию жилищного фонда города Смоленска» многоквартирный дом 8 по улице 3-я линия Красноармейской Слободы в городе Смоленске признан аварийным и подлежащим сносу».

Странно, ведь в распоряжении у жильцов есть документ, датированный октябрем 2010 года, из управления архитектуры и строительства за подписью начальника этого управления Бориса Ляденко. Главный архитектор города Борис Ляденко сообщал в этом официальном письме: «Решением 56-й сессии Смоленского городского Совета III созыва от 25.05.2008 года № 849 утверждена «Муниципальная адресная программа по сносу и реконструкции многоквартирных домов в целях развития застроенных территорий города Смоленска на 2008–2011 годы», включающая в себя перечень многоквартирных домов, планируемых к сносу и реконструкции. Дом № 8 по улице 3-я линия Красноармейской Слободы включен в этот перечень».

Так когда дом признан аварийным? Почему местная администрация настаивает на 2013-м? Вот в администрации области жильцам постарались помочь разобраться. Заместитель губернатора Юрий Пучков принял представителей злополучного дома и дал поручение предоставить им затребованные документы из жилищной комиссии. Но документы пока не предоставлены. 

 

Ленин и Сталин, горисполком и новые законы

 

Знаете, сколько стоит земля в центре города? На недавнем аукционе за 17 миллионов ушли 13 соток в двух километрах от центра! Свыше миллиона за одну нецентровую сотку!

А чья земля под домом на 3-й линии Красноармейской Слободы и вокруг? Муниципальная? То есть граждане приватизировали жилье, но не приватизировали землю, ибо никакого межевания не было. И теперь им прямая дорога в никуда после уплаты денег за снос собственного дома?

А вот и нет! Необходимые пояснения нам дала юрист Татьяна Самаркина, которая заинтересовалась этим, как оказалось, нереально историческим случаем. Внимание! Ленинские декреты, декреты ВЦИК, СНК РФСР от 1925 года, сталинское Постановление Совета народных комиссаров от 1 ноября 1945 года «О мероприятиях по восстановлению разрушенных немецкими захватчиками городов РСФСР…», решения горисполкома Смоленска 1946-го и 1947 годов до сих пор являются основными правоприменительными документами для этого дома!

Вступивший в силу в 2004 году (действующий сейчас) Земельный кодекс уже в 1-й статье подтверждает «единство судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов, согласно которому все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков, за исключением случаев, установленных федеральными законами».

Связь этого дома с земельным участком, приданным в пользование, длится свыше семидесяти лет. Так что новый закон не переписал судьбу участка и объекта.

А теперь внимание! В 40-е годы прошлого века жителям дома были отданы в пользование 62 (!) сотки в центре. На этих сотках не только до сих пор стоят их сараи, на них как-то умудрились за прошедшие годы выстроить и пятиэтажную «хрущевку», и даже, кажется, элитный дом. А главное – архивные документы есть в наличии, вплоть до копии с плана города 1947 года.

Более того, как пояснила Татьяна Самаркина, на сегодняшний день сделан запрос в архив Подольска, чтобы получить послевоенные генпланы, которые были разработаны после работы специальной комиссии.

В принципе, граждане вполне могут отмежевать свои 62 сотки на восемь квартир (шесть приватизированных и две муниципальные). Отбросив 20 процентов городской собственности, жители шести квартир могут реализовать эти сотки и стать сразу уже не лишенцами в аварийном доме, а состоятельными гражданами. На элитную двушку-трешку всяко хватит, да еще про запас останется.

Но Зинаида Евгеньевна – продукт советских времен – утверждает: «Я не хочу нажиться, у меня стены перекосило, дверные коробки и обои отходят. Мне бы просто в другое жилье переехать».

Вот не согласна я с ней. Почему наживаться должны только богатые? Почему бы простым пенсионерам не соблюсти свой интерес, если на то есть законные основания? В этом доме живут не только пенсионеры. В 5-й квартире – Виктория Фомина, мать четверых детей. Про нее и ее жизнь в этом доме можно писать отдельную статью.  

А то как сносить за счет жильцов – органы местного управления пусть и формально, но спешат «порадовать», а в беседе о поддержке интересов граждан – «Ох, в бюджете дефицит в 40 миллионов!»

Давайте уже определимся, где живем: в капиталистическом обществе акульих интересов или в социальном государстве, нацеленном на нужды граждан? Наверное, потенциальные застройщики могут раскошелиться на такой кусок земли без всякого запускания рук в дефицитный местный бюджет.

 

Наследники соцреализма

 

Общаясь с Зинаидой Евгеньевной, не могла избавиться от мысли, что поколение «как закалялась сталь» уже ничем не исправишь в вопросе жертвенности в пользу страны. Она даже говорить не хочет о многих миллионах, которые умозрительно могла бы поиметь. Она хочет лишь того, чтобы была крыша над головой и чтобы из ее пенсии в 10 тысяч рублей не пришлось оплачивать снос дома или какие-то пока не предложенные лишние метры на краю «Ойкумены» – в Миловидово или на Краснинском шоссе, куда только умозрительно (предложений не было – только рассуждения) ее с внучкой могут в далекой перспективе отселить.

Напоминаю: из центра! По сути – Арбата, если мерить мерками Москвы. Юрист пытается соблюсти интересы жильцов дома. Готовится документ, по которому произойдет либо процедура выкупа земли у жильцов, либо предоставление жилья на условиях мены (без доплат и нотариальных расходов за несколько «лишних» метров). Надеюсь, юрист Татьяна найдет оптимальный выход.

 

Постскриптум

 

В августе жильцы дома записаны в Москве в приемную президента. Трудно будет местным муниципальным чиновникам объяснить все зафиксированное в пухлой зеленой папке документов: переписка с горадминистрацией, решения (неисполненные) судов, мнения прокуратуры. А все всколыхнуло злополучное письмо о том, чтобы жильцы снесли свой дом за свой счет (и удалиться неприкаянными в синюю даль?). Лопнуло терпение людей, которые десять лет проживают в доме, признанном непригодным для жилья и почему-то не включенным мэрией в три (!) программы, финансируемые на федеральном уровне.

Мы много слышали про «американскую мечту», связанную с достижением успеха и определенного финансового благополучия. Хочется поверить в российскую, смоленскую мечту, для которой и нужно всего ничего – соблюдение законов, даже без ссылок на электоральные эмоции и требования справедливости.