Ради дочери, умиравшей на трассе М-1, смолянка делает невозможное

Люди и ангелы

30.01.2020 в 11:05, просмотров: 9142

Историю Ангелины знают не только в Смоленской области. В 2018 году было множество публикаций и видеосюжет на канале «Мир» о девушке, которую обнаружили на 198-м километре трассы М-1 два брата из Сафонова – водители фуры, направлявшиеся в Москву. По сути, они спасли Ангелине жизнь. Остановились, вызвали скорую помощь и полицию, повернули на бок, не дав захлебнуться кровью. У нее был проломлен череп, сломаны ребра, пострадало легкое.

Ради дочери, умиравшей на трассе М-1, смолянка делает невозможное
Фото Светланы Парфеновой

В реанимационное отделение Вяземской ЦРБ Ангелину доставили в состоянии тяжелой комы. Долгое время подробности случившейся трагедии были неизвестны, ведь девушка, даже выйдя из комы, не могла разговаривать. Трагедия случилась вечером 6 июля 2018 года…

Помогите. Выселяют?

Оксана, мама Ангелины, несколько месяцев искала мой телефон. Почему именно мой – это отдельная история. И нашла. Связалась со мной 20 января через соцсети. Ей помогли, в том числе, и мои вяземские коллеги.

Семья из восьми человек (бабушка Алла, Оксана с мужем Александром, трое сыновей, 17, 12 и 3 лет, и дочь Ангелина – инвалид первой группы с ее двухлетним сыном) живет в Вязьме, в двухкомнатной квартире, находящейся в резервном фонде. Понятно, что такое жилье предоставляют только на время. И узнав, что срок договора истекает, Оксана заволновалась. Бабушка прописана в квартире в одноэтажном щитовом бараке в деревне Бородино под Вязьмой. Дом – без воды и канализации, со средней температурой зимой в комнатах плюс 10 градусов. Квартира не приватизирована. А в доме только намереваются сделать капитальный ремонт.

Оксана позвонила в редакцию. Еще в телефонном разговоре я сказала, что даже в страшном сне не могу предположить, что глава Вяземского района Инна Демидова выселит семью на улицу. Связавшись с сотрудниками администрации области, услышала пояснения: причин для паники нет – по истечении срочного договора заключается новый. И, во-первых, Инна Васильевна всегда и всеми силами отстаивает интересы этой семьи, а во-вторых, всю возможную помощь оказывают и соцзащита, и администрации области и районов, и лично губернатор, и депутат Госдумы.

В гости в Вязьму…

Оксана пригласила приехать в гости, и утром 24 января меня уже ждали на улице Строителей. В квартире на втором этаже вышли навстречу Оксана и ее мама, выбежали два очаровательных улыбчивых карапуза, а еще – кошка. В комнате в инвалидном кресле с электроприводом ждала знакомства Ангелина.

Если кто-то видел снимки и телесюжеты, никогда не узнает в сегодняшней юной женщине ту Ангелину, которая при росте 175 сантиметров весила 45 килограммов, когда мама забирала ее 23 августа 2018-го из больницы домой. Через год и несколько дней, в начале сентября 2019-го, Ангелина заговорила, а в октябре в присутствии психолога сумела дать показания о том, что случилось в страшный для нее день 6 июля. Она рассказала это и мне. И хотя речь девушки пока далека от совершенства, но вполне понятна.

По словам Ангелины, в тот день она работала в павильончике «Зеленая карта» на трассе М-1 возле Мясоедово (недалеко от Вязьмы). К ней приехал муж и двое его друзей. Ангелина назвала имена, но, чтобы не мешать следствию, мы их опустим. По словам Ангелины, молодые люди предложили Ангелине взять на себя долг мужа в сто тысяч рублей. Она отказалась, и, как рассказала дальше, – ее били (муж только смотрел). Девушку выволокли на улицу, где стоял черный автомобиль. И последнее, что она помнит, – монтировочный ключ в руках одного из мужчин. Все точки над «i» поставит суд. Пока что мы не беремся ничего утверждать, только отметим, что 25 ноября 2019 года муж Ангелины (с этого января – уже бывший) был объявлен в розыск, 18 декабря задержан, а сейчас находится под подпиской о невыезде.

6 июля 2018 года в 21:35 Ангелина в последний раз разговаривала с мамой по мобильному телефону. В это время Оксана с младшим сыном и трехмесячным внуком ехала в Вязьму из Саратова в поезде с пересадкой в Москве. А 55 минут спустя, в 22:30, Ангелину нашли на обочине недалеко от Туманово. В 8:15 7 июля, садясь в такси у Павелецкого вокзала, чтобы доехать к Белорусскому, Оксана услышала по телефону о том, что случилась трагедия. Ей позвонил муж дочери. С ним связались, найдя его номер в мобильном телефоне. Телефон обнаружили рядом с Ангелиной. Женщина почти не помнит, как брала билеты до Вязьмы (помог полицейский на вокзале), как ехала в поезде с детками и своей пожилой мамой, которая их встречала в Москве. Она звонила в реанимацию, звонила отцу Ангелины. Она не могла поверить...  

Ангелы не на небе

Первыми ангелами-хранителями для Ангелины стали водители фуры, которые ее нашли, случайно заметив в боковое зеркало. Второе благословение небес – быстро прибывшая карета скорой помощи. Третье – вяземские врачи в реанимации, которые сделали все, что могли.

Едва сойдя с поезда, Оксана отправила свою маму с детьми, с тяжелыми сумками домой, а сама бросилась в больницу. Перед тем как зайти к дочери, сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. Но не выдержала, упала на колени, завыла: «Доченька, скажи, кто тебя обидел…» Это была минутная слабость. Потом Оксане пришлось стать очень сильной, отбросить сомнения, гордость, скромность. Она пообещала, что, пока бьется сердце и она может дышать, сделает для Ангелины все, что может, и даже невозможное.

Уже на следующий день, 9 июля, в 8:15 утра Оксана обратилась к главе района Инне Демидовой:

– Я встретила ее в коридоре здания администрации: «Инна Васильевна, у меня горе». Она тут же завела меня в свой кабинет, спросила, что случилось. Выслушала, сразу выписала материальную помощь в 15 тысяч рублей, поинтересовалась, что еще требуется, а я просила, чтобы дочку отвезли в реанимацию в Смоленск. Демидова сказала, что позвонит мне в 11 часов и сделает все, чтобы уже сегодня Ангелину отвезли в областную больницу.

Глава района выполнила обещание, перезвонила 9 июля в 11:00, а в 15:00 Ангелину уже повезли в приехавшем из Смоленска реанимобиле в областную клинику.

Две с половиной недели Ангелина провела в коме, смоленские врачи боролись за ее жизнь. А потом она открыла глаза. И еще один ангел – доктор Валентина Васильевна Осипова сказала: «Приезжайте, девочка задышала, будем кормить через зонд».

Дорога ложка к обеду

Реанимобиль и матпомощь – далеко не все, чем старалась помочь Демидова. Когда встал вопрос, как разместить семью (из Саратовской области) с дочерью-инвалидом в ветхом бараке в Бородино, где прописана мать Оксаны, глава района сказала: «Живите в квартире на улице Строителей». На вопрос, что скажут люди, Инна Васильевна ответила: «Детям нужны вода и тепло. У вас в семье горе. Пусть говорят, что хотят. Заселяйтесь и живите». Кстати, жилье в Вязьме в свое время выделили бабушке Ангелины, Алле Михайловне, по прямому поручению губернатора Островского. Пожилая женщина подошла к нему, когда открывали клуб в Новосельцах, глава региона пригласил ее на личный прием, а через два-три дня после этого ей уже вручили ключи. Благодаря губернатору семья после трагедии неоднократно получала помощь – денежную и продуктами. И к получению инвалидной коляски с электроприводом губернатор также причастен. При содействии Алексея Островского, а также благодаря участию вяземской журналистки Марии Киселевой и помощи уполномоченного по правам человека в Смоленской области 10 декабря прошлого года коляску доставили в Вязьму и подняли в квартиру. Депутат Госдумы Сергей Неверов тоже не остался в стороне. Оксана говорит, что и финансовая помощь через приемную «Единой России» оказывалась три или четыре раза. И целую машину с продуктами семье прислали: 5 литров масла, 10 кг муки, 7 кг сыра, крупу, сахар, майонез, йогурты, колбасу, фрукты, суповые наборы, рыбу… Она до сих пор под впечатлением.

Уже 25 января, после нашей встречи, Оксана позвонила и сказала, что ей удалось поговорить с Сергеем Неверовым – он приезжал в Вязьму, и женщина записалась к нему на прием.

Сострадание

В августе 2018-го, когда Ангелину выписали из нейрохирургии и мама привезла ее домой, в Вязьму, встал вопрос: а что же дальше? Памперсы, лежачее положение. В сознании – но без речи. Потеря слуха на левое ухо, почти не действующие руки… Оксана еще раз пообещала себе и дочери, что сделает все. Девушке требовалась реабилитация.

В Смоленске предложили пройти курс в Вишенках, но Ангелине требовалось, чтобы 24 часа в сутки с ней находилась сиделка. У Оксаны кроме двух старших мальчишек на руках были младший полуторагодовалый сын и пятимесячный внук – ребенок Ангелины. Муж Оксаны работал на вахте – надо было кормить семью. Пожилая мать, серьезно больная, и без того помогала, выбиваясь из сил. Посодействовал вяземский священник отец Александр. Благодаря его участию Оксана познакомилась с общественным деятелем Марией Ласковец, через нее удалось выйти на благотворительный фонд «Живой», сотрудничающий с телеканалом «Мир».

В 4 утра 17 декабря 2018 года из Подмосковья приехал реанимобиль, чтобы отвезти Ангелину в реабилитационный центр «Три сестры». Один курс лечения в 21 день, по словам Оксаны, стоит около 360 тысяч рублей. Фонд оплатил Ангелине три курса, а центр сделал скидку.

В центре «Три сестры» у девушки на круглосуточном посту были две сиделки – «две мамы», как называет их Оксана. И лечащий врач Дмитрий Алексеевич, и психологи, и логопеды. 11 февраля прошлого года Ангелину привезли после реабилитации домой. 22 августа 2019 года Ксения и Виктория из фонда «Живой» оплатили Ангелине еще один курс в этом центре, где буквально через 10 дней девушка заговорила. Оксане позвонили, и она впервые за долгие месяцы услышала голос дочери: «Мама». 12 сентября прошлого года Ангелина вернулась в Вязьму и рассказала Оксане, что помнит про тот день, когда едва не погибла.

Человечность

Оксана до сих пор безмерно благодарна всем тем, кто, узнав о трагедии, спешили помочь. Знакомые и незнакомые люди узнавали номер ее телефона, адрес, номер карты. Они привозили памперсы и пеленки, перечисляли деньги, говорили слова поддержки. Привезли инвалидное кресло, пусть и не вполне подходящее, но оно очень выручило, пока не появилось новое. Мама Ангелины говорит, что до сих пор хранит все чеки, чтобы не дай бог не подумали, что она могла истратить деньги не по назначению. Слышала от знакомых, что кто-то пытался поддержать семью и через мужа Ангелины, но от него, как уверяет Оксана, никакой помощи не было. Утверждать стопроцентно, брал ли он деньги, мы не можем. Пусть это останется на его совести. Оставим без комментариев и историю совместной жизни Ангелины с этим человеком. Девушка призналась мне, что очень любила мужа. А сейчас… Ее «нет» было очень эмоциональным. 27 января 2020 года в бракоразводном процессе поставлена точка, а опекунство над сыночком Ангелины, конечно же, у Оксаны.

А вдруг?

«Дочка, ты у меня еще будешь танцевать», – говорит Оксана. И, знаете, я ей верю. Настоящая героиня этой публикации все-таки не Ангелина, а ее мама. Сорокалетняя женщина, у которой сегодня пятеро детей. Младший сын и внук в этом году только пойдут в детский сад. У нее на руках дочь, ради которой Оксана звезду с неба достанет. Эта женщина за последние два года стала полностью седой, она подкрашивает волосы (не этим же давить людям на жалость).

Оксана не опускает руки. Она обивает пороги, не стесняется обращаться за помощью, напоминать и настаивать на встречах. А как иначе? Под лежачий камень вода не течет. Ее девочке нужны еще как минимум три курса реабилитации. А это больше миллиона рублей. Ей нужна уверенность, что будет где жить. Ей хотелось бы устроить на лестнице хоть какие-то полозья, чтобы можно было на коляске вывозить Ангелину на улицу. Ей нужна специальная обувь для дочки. И ей надо кормить семью. Оксана не наглая, как могут предположить «тихони». Она – Мать. Со всеми выплатами, пособиями и зарплатой мужа доход семьи – около 60 тысяч рублей в месяц, может, и больше. Но их – восемь человек. А еще в квартире далматинец и вислоухий кот. Роскошь? Нет. Средство реабилитации, рекомендованное Ангелине. И не сиделки, а мама меняет памперсы, купает, делает массаж, шьет мешочки с фасолью и гречкой, чтобы разрабатывать мелкую моторику рук. А еще воспитывает двух школьников и двух очаровательных карапузов, которые с готовностью улыбаются людям и делятся шоколадками с бабушкой, мамой, Ангелиной и друг с другом.

Так что, если эту статью читает бизнесмен и предприниматель или просто небедный человек, который хочет сделать доброе дело, вам и карты в руки. Цена вопроса, конечно, немаленькая – миллион с лишним на реабилитацию. А если бы еще квартиру... К сожалению, ни областной, ни местный бюджеты здесь помочь не могут. Но эта просьба не от Оксаны, это уже я «наглею» ради нее. А вдруг?

В любом случае польза от этой статьи будет. Это одна огромная благодарность всем тем людям, которые с готовностью помогают и словом, и делом. И не только Ангелине. Кому угодно. Может, ангелы – на небе, но они действуют через нас, людей.