Глава города до истечения 100 дней вступления в должность дал эксклюзивное интервью «МК в Смоленске»

Владимир Соваренко – о кадрах и о том, что за кадром

21 февраля 2017 в 12:58, просмотров: 2192

Обычно первые итоги подводят на 100 дней вступления в должность. 12 декабря 2016 года Владимир СОВАРЕНКО стал главой Смоленска. На момент выхода этого номера газеты исполнится только 73 дня его нахождения на посту. Но, учитывая, что во время отопительного сезона день у руководителя администрации идет за два, а то и за три, «МК в Смоленске» решил поломать традиции и взять непарадное интервью, не дожидаясь 100-дневного подведения первых итогов.

Глава города до истечения 100 дней вступления в должность  дал эксклюзивное интервью «МК в Смоленске»

Гость нашего номера – глава Смоленска рассказал о формировании команды, о том, что ценит в сотрудниках и что его «бесит» в подчиненных, о впечатлениях от первых месяцев работы, об отношении к комментариям в соцсетях, а также поделился некоторыми планами.

– Владимир Александрович, каковы ваши первые впечатления от работы в качестве главы городской администрации?

– В свое время довелось работать в том числе и заместителем у разных глав города и администрации Смоленска: Халецкого, Качановского, Лазарева, Алашеева, – надеюсь, не забыл никого. Курировал аппарат администрации, социальную сферу – блоки с серьезной исполнительской дисциплиной. Когда в декабре стал заниматься всей администрацией, вникать и, как сейчас модно говорить, «погружаться», понял, что у нас ни в ЖКХ, ни в финансах никакой дисциплины, к сожалению, нет. Даешь поручение, люди кивают тебе головой – и всё, как вода в песок уходит.

Когда работал заместителем, было ужасно сложно и мучительно расставаться с людьми, кого-то предлагать уволить – это было крайне редко. Сейчас понимаю, что если не заменить конкретного неэффективного чиновника, не будет движения вперед, начнется очередной период упущенных возможностей. Если сложилось мое мнение, мнение моих заместителей, что человека нужно поменять, делаю эти кадровые замены без всяких угрызений совести, понимая, что за нами – город. Это, может, пафосные слова, но реально для меня сейчас они имеют очень большое значение. Надо поменять – поменяем. Минут за пять. Но после того, конечно, когда окрепнет убеждение, что человек не на своем месте.

– За неполные 70 дней вы совершили пять кадровых перестановок, включая назначение Максима Азарова начальником УЖКХ. Найти пять человек на ключевые должности так быстро… У вас либо уже сложилось понимание, что они здесь будут,  либо люди стремились  работать в вашей команде, либо вам кто-то помогал подбирать кадры…

– Признаюсь честно: до того как стал главой, понимал, кого я точно буду менять в случае избрания. И, соответственно, думал, кто мог бы прийти им на смену, в том числе советуясь с губернатором, коллегами в областной администрации и с теми, кто работал и работает сейчас в городе. Всё, что вы перечислили, – правильно. Сыграла роль совокупность причин: и работать кто-то хотел, и я понимал, что есть люди, которых можно позвать в команду. Как, например, заместитель главы Татьяна Кулешова – большая умница, которая у нас ведет финансово-экономический блок. Прекрасную кандидатуру – Максима Азарова – предложил Павел Бабюк, отметив, что это способный молодой руководитель, имеющий опыт в сфере капремонтов. А кого-то «выпросил» у губернатора.

– А что больше всего бесит в подчиненных?

– Когда они кивают головой, говорят «да» – и ничего не делают. Лучше честно признаться: не можем, не хотим, давайте посоветуемся. Тогда будет понятно, что есть перспектива: можно собраться, что-то предпринять, возможно – продавить. Может, реально есть какие-то причины, которые не дают исполнить порученное. А когда согласились, но ничего не делают – это похоже на предательство.

– Готовы слушать возражения, принимать аргументы? Вы демократичный руководитель или все-таки авторитарный?

– И то, и другое – в зависимости от обстоятельств. Задача руководителя – создавать условия, помогать подчиненным. Да, возможно, есть какие-то причины, почему они не справились, – об этом вообще не надо молчать. Приди и скажи. Возможно, требуется мое вмешательство, или Платонова, или Кулешовой, Гильденковой, Бабюка, Красильниковой, или Куличкова, или кого-то другого. Суммарными усилиями сдвинем ситуацию с мертвой точки. Повторюсь – хороший начальник должен помогать подчиненным.

– Грядут ли изменения в структуре администрации? Например, не будет ли подниматься вопрос об упразднении администраций Промышленного, Ленинского, Заднепровского районов города?

– Глобального перекраивания не будет, потому что существующая схема отработана поколениями до нас и, по большому счету, является оптимальной. Точечные изменения – были, есть и будут. Если говорить про районы, то я сторонник, чтобы администрации районов города работали. Они реально помогают во многих вещах, и я это чувствую.

– Где-то сейчас облегченно выдохнули три главы районов…

– Это случилось раньше. Сказал им еще при первой встрече, что в обмен на определенное качество работы я не провожу никаких реорганизаций в части районного звена. Такие переговоры, когда только вступил в должность, вел и с некоторыми чиновниками, которые находились в группе риска. То есть поставил людям условие – работать честно, эффективно, в обмен на это – оставить их на своих местах. Кто-то справился, принял предложенные условия и их выполняет, и у меня нет к ним претензий – работают хорошо. А кто-то выслушал и ничего не стал делать. С такими мы расстаемся.

– Вы заняли довольно непопулярную должность, на которой вряд ли будете «милы» людям, потому что всегда – то снег, то дождь, то мусор, то гололед… Время от времени будут писать в соцсетях: «Соваренко – снег!». Почему же произошел период провала с уборкой снега? От отсутствия дисциплины? Из-за смены власти?

– Как и другим руководителям, возможность исправиться давалась и теперь уже бывшему руководителю «СпецАвто», который был в группе риска с самых первых часов моего вступления в должность. Он не справился. Конечно, читаю в соцсетях некоторые комментарии о себе и работе администрации, о городских проблемах. Мне неинтересно мнение только тех людей, кто пишет вещи заведомо нечестные и несправедливые. Не собираюсь избираться в депутаты, претендовать на какие-то другие посты. Я работаю в городе, и по уставу у меня есть пять лет. Сколько Господь даст – столько проработаю, никто из нас не знает будущего. Поэтому не стремлюсь казаться лучше, заигрывать и заискивать перед какими-то людьми в СМИ, в соцсетях. Извините, если это звучит вызывающе, просто не стараюсь изображать из себя кого-то, кем не являюсь. По-настоящему я не политик, а хозяйственник – меня волнует город. В остальном – мало что.

– Конечно, в интернете не обходится без тех, у кого много злости и нечем заняться. Однако через соцсети общаются многие смоляне, болеющие душой за город…

– Как уже сказал, просматриваю публикации в соцсетях, и наша пресс-служба тоже заточена на поиск информации, которую и СМИ, и горожане оперативно публикуют. Ссылка на публикации идет сразу мне, Павлу Сергеевичу Бабюку, если речь о сфере ЖКХ. Мы стараемся моментально на эти вещи реагировать. Странно, что наши чиновники – хоть их и несколько сотен в городе – почему-то не дают такую информацию: где нам нужно усилиться, где нам нужно оперативно вмешаться. К сожалению, мы вынуждены использовать потенциал и СМИ, и интернета.

– Почему же «к сожалению»?

– Конечно, обратная связь должна быть. Но первыми замечать проблемы должны не жители, а сотрудники местной администрации, работающие на благо города. На одной из планерок я рассказал, что до семи часов утра инспектировал движение маршруток и нашел там некие сбои. После этого дал поручение, и положение дел нормализовалось. Не понимаю, почему другие сотрудники, которые тоже ездят по утрам, возят детей в садик, почему они об этом не говорят? Почему не замечают и не реагируют, что у нас где-то плохо ходят маршрутки, что у нас где-то плохо убирается?  Почему от них информация не поступает мне, Платонову, Бабюку, другим руководителям?  Нас же – сотрудников муниципалитета – 600 человек работает в городе!

– А как вы относитесь к чересчур ретивым подчиненным, которых «заставь богу молиться – они лоб расшибут»? Например, не далее как неделю назад на улице Октябрьской революции человек пятнадцать под бравурные звуки музыки усиленно кололи лед, а потом сверху насыпали едва ли не годовой запас песка. Слышали бы вы, что уборщицы в офисах в их и ваш адрес говорили, сметая килограммы грязи!..

– Да… Это очень долгоиграющий и предстоящий мне еще процесс рабочей настройки. Провожу совещание, ставлю задачу, есть понимание, кто, какими силами выйдет, какие улицы попадут на обколку льда. Но, к сожалению, видимо, чтобы губернатору, который справедливо раскритиковал состояние улиц, или мне как руководителю города стала больше заметна и очевидна проделанная работа – обкололи и засыпали песком так, что лучше бы не сыпали. Для чего такая польза нужна, если от нее вред? Но это уже тонкие настройки – отучить демонстрировать: вот, мол, смотрите – теперь точно заметно, как стараемся. Что говорить… Выслужились.

– Вам довелось поработать с разными руководителями. Есть ли среди них человек, который мог быть примером для вас?

– Возможно, удивлю вас своей неоригинальностью, но для меня во многом является примером Алексей Владимирович Островский. Понимаю, что некоторые прочтут и скажут: ну, конечно, кого же еще мог упомянуть в плюсе – только губернатора, который меня сюда и сосватал. Но, тем не менее, как уже говорил – заигрывать и подстраиваться не буду. Алексей Владимирович – человек с совершенно новыми горизонтами, которых до этого у смоленских руководителей я никогда не видел. У мэров, с которыми я работал, можно, наверное, какие-то черточки перенимать, но я никого из них глобально не поставил бы в пример как управленца. А что касается губернатора, во-первых, и это главное, я уверен в его порядочности и профессионализме. И мне импонирует его отношение к людям, он всегда старается оценить: а как же смоляне, а каково их мнение, а что это им даст?

– Что сыграло главную роль в вашем решении баллотироваться на должность главы города?

– С годами во мне окрепло мироощущение: куда Господь направляет, туда и нужно идти, не нужно сопротивляться. Считаю себя человеком православным – мы должны творить волю Божию. Что Провидение определяет, то я и делаю. И точно знаю, что Господь поможет.

– Мы сейчас не будем ссылаться на Господа. У вас опыт работы в Ельнинской районной администрации, около десяти лет – в администрации города, в областном департаменте по внутренней политике. Когда досконально знаешь проблемы изнутри – название должности и вид из окна кабинета уже не так застят взор. Неужели у вас есть убеждение, что вы на самом деле можете что-то изменить?

– Да. Мне сейчас реально легче работается, чем в Избирательной комиссии Смоленской области, где достаточно комфортный режим дня и выборы бывают не каждый год. Но здесь я на своем месте. И в восемь вечера чувствую столько сил, как будто только на работу пришел. И даже домой не хочу идти, но ждет семья. Не смотрю через розовые очки – проблем много. И все знают: то снегопад, то «Квадра» такая-сякая. Но знаю точно, что все будет хорошо. Какая бы ни была коммунальная авария или снегопад, мы точно справимся – у нас есть люди, у нас есть техника, мы в любой момент можем рассчитывать на помощь губернатора.

– Оперативное реагирование – хорошо. А у вас есть стратегия?

– Стратегия есть, хотя она еще до конца не оформлена. Но уже сейчас стараюсь закладывать определенные базовые вещи в работе. Вот, например, покупка новой спецтехники… Не увеличив парк техники, не добьемся в перспективе качественного улучшения в уборке города. Или еще: уже сейчас настаиваю, чтобы на территориях, которые застраивают, оставляли пятна для социальных объектов – как минимум для детских садов. Застройщики это делать, наверное, очень не хотят, но, используя не очень сильные, но имеющиеся муниципальные рычаги, буду их к этому понуждать. Знаю, что если сегодня у нас нет денег на детские сады, то они точно будут завтра, в перспективе. Но если завтра не будет места под строительство, то никакие деньги, ни областные, ни федеральные, нам не помогут.

– Упорядочить застройку. Что еще?

– Имеется в виду новая застройка, где еще не выданы планы, разрешения, еще ничего не разграничено. Там, где строят сейчас, мы, к сожалению, ничего уже не сделаем. Поменять надо многое. Глобально все сводится к тому, чтобы сделать город комфортнее. Начиная со школ и детских садов: мы не должны возить ребенка через весь город в садик, а если детей двое, они не должны быть в двух разных дошкольных учреждениях. Такое сейчас встречается: в одном садике не можем семье два места дать. Школы. Когда Краснинское шоссе застроят, там будут жить тысячи людей, а ближайшая школа какая? 26-я или 21-я. А 21-я – это Кловка. До этого микрорайона еще несколько километров ехать. Это ведь некомфортно. А мамам-папам как возить детей? Поэтому мы предпринимаем меры – оставить места под два детских садика и школу. Надеюсь, получится.

– При достаточно ущербном бюджете есть возможность улучшить положение дел в городе?

– Точно есть. Из наших МУПов – теперь уже точно понятно – ручейками деньги утекали куда-то в неэффективность, а может – в бесхозяйственность. Надо все эти ручейки перекрыть. И с бюджетом – определенно есть неэффективные муниципальные расходы. Мы их уже вычисляем и будем вычислять.

– Проводите инвентаризацию?

– Конечно! Вы обратили внимание, сколько у нас в городе павильончиков и ларьков? Только в схеме их четыреста, а вне схемы – еще столько же. И они не платят ни в какой бюджет, в казну не платят никаких денег. По разным оценкам, это до двухсот миллионов рублей, которые могли бы пойти в городской бюджет, бюджет области. Деньги лежат на земле, а мы этим не пользуемся. Сегодня я как раз проводил совещание, куда пригласили предпринимателей (пришли несколько десятков), и мы обозначили правила: вы оформляете землю под павильонами, законным образом подключаетесь к электричеству, делаете нормальные павильончики, которые не стоят на сетях, на трубах, и если эти правила игры выполняете – работайте. Платите в бюджет – и все будет нормально.

– Не так давно в Смоленске целая кампания проводилась по сносу ларьков!

– Это действительно была кампания. Ларьков снесли много, но вы же живете в этом городе, видите, что вместо одного снесенного уже два ларечка стоят, а то и третий появился. И насколько все официально – мы ведь пока точно не знаем. Четыреста ларьков вне схемы!

– А у вас самого в свете этого не возникло желания для себя маленький «свечной заводик» организовать?

– Нет, не возникло. И не возникнет. Хочу, чтобы схема была официальная, честная и чтобы люди платили только и исключительно в бюджет и торговали на законных основаниях.

Меня волнует город в малом и большом: комфорт его жителей, развитие, повседневная жизнь и перспективы.



Партнеры