Смоленский вопрос: сто лет спустя идеи «троцкизма» проникают в строительство?

«Ни мира, ни войны…»

21 ноября 2017 в 10:12, просмотров: 1767
Смоленский вопрос: сто лет спустя идеи «троцкизма» проникают в строительство?

Думаете, для строительных компаний самое сложное – дом построить? А вот и нет. Куда труднее сориентироваться в постоянно меняющемся законодательстве, которое в последние годы, словно рог изобилия, отсыпает все новые и новые «подарки».

 

Где-то пару лет назад в разговоре с одним видным представителем строительной отрасли региона услышала: «Конечно, нам, строителям, очень необходим новый закон – закон, запрещающий на некоторое время принимать новые, чтобы разобраться со всеми уже принятыми». Но вот в июле прошлого года были внесены изменения в Градостроительный кодекс и во многие другие законы. Особенно «повезло» саморегулируемым организациям. В том, что касается их деятельности, произошла масштабная ступенчатая реформа, почти «перманентная революция». Отсыл в статье к Троцкому – конечно, шутка. На самом деле законодатели преследовали цель сделать систему СРО прозрачной, эффективной, работающей. Но не обошлось без перекосов. И, как говорят, в каждой шутке есть доля шутки…

Сказочное безобразие

Вот представьте для наглядности ситуацию: например, вы решили с соседями сброситься, скажем, по тысяче рублей, чтобы в случае, если где-то в доме протекут трубы, сделать на эти деньги ремонт. Деньги положили в банк, а банк возьми да лопни. Вы в этой ситуации виноваты? Конечно, хотелось бы быть осмотрительнее, но кто же знал, что финансовое учреждение вдруг прикажет долго жить. Тем более есть слабая, но надежда, что вклад все-таки вернется.

Погоревав, вы с соседями по второму разу собираете необходимую сумму. И вот когда, казалось бы, все худшее позади, к вам приходят и говорят, что если прямо сейчас не вернете те, первые деньги, ваш дом перестанут официально считать домом, а жильцы пусть переедут туда, где их примут и где здание сохранило статус «дома». Бредово звучит?

Конечно, немножко утрирую, но, на мой взгляд, Ассоциация СРО «Объединение смоленских строителей» оказалась в похожей ситуации. Судите сами: организации, входящие в СРО, когда-то сбросились и в соответствии с законом сформировали компенсационный фонд. Свои 116 миллионов саморегулируемая организация разместила на счетах «Смоленского банка». Банк лишили лицензии, и началась процедура банкротства. Кстати, она еще не закончена, и деньги де-юре есть. Что оставалось делать строителям? Экономили, после решения Общего собрания дособирали средства и наконец сформировали в полном объеме два компенсационных фонда – возмещения вреда и обеспечения договорных обязательств на спецсчетах в финансовых учреждениях, рекомендованных «сверху».

Все идеально соответствует новому законодательству. Но тут начинаются «сигналы» (например, в публикациях федеральных СМИ), что смоленская СРО – в зоне риска и не исключен вариант, что А СРО «ОСС» уберут из госреестра, если она не разместит «в Париж по делу срочно» те самые 116 миллионов на тех самых спецсчетах, которые и без того наполнены, как полагается по новому законодательству…

Откуда «растут ноги»?

А вот тут начинается самое интересное. Не зря же мы говорили о «перманентности». Не отгремели еще до конца (до сентября 2017 года) залпы реформ в соответствии с 372-ФЗ (изменения в Градостроительном кодексе), как 18 июня 2017 года на свет появился еще один закон – № 126-ФЗ. Закон «О внесении изменений в статью 55.2 Градостроительного кодекса Российской Федерации и в статью 3.3 Федерального закона «О введении в действие Градостроительного кодекса Российской Федерации».

О чем речь? Вот выдержка из текста документа:

«…часть 3 дополнить пунктом 3 следующего содержания: 3) в части 2 слова «1 ноября 2016 года разместить средства компенсационного фонда саморегулируемой организации, сформированного в соответствии со статьями 55.4 и 55.16 Градостроительного кодекса Российской Федерации», заменить словами «1 сентября 2017 года разместить в полном объеме средства компенсационного фонда саморегулируемой организации, сформированного в соответствии с законодательством о градостроительной деятельности, действовавшим до 4 июля 2016 года, или средства компенсационного фонда возмещения вреда и в случае формирования компенсационного фонда обеспечения договорных обязательств средства такого фонда»;

4) часть 3 дополнить пунктом 3 следующего содержания:

«3) некоммерческая организация, имеющая статус саморегулируемой организации, не разместила или разместила не в полном объеме средства компенсационного фонда саморегулируемой организации, сформированного в соответствии с законодательством о градостроительной деятельности, действовавшим до 4 июля 2016 года, или средства компенсационного фонда возмещения вреда и в случае формирования компенсационного фонда обеспечения договорных обязательств средства такого фонда на специальном банковском счете, открытом в российской кредитной организации, соответствующей требованиям, установленным Правительством Российской Федерации».

Кажется сложным?

«Элементарно, Ватсон»

Еще в декабре 2005 года, выступая на учредительном съезде Ассоциации юристов России, президент РФ Владимир Путин подчеркнул: «Федеральные законы должны приниматься в интересах всей страны и всех граждан России. И само их содержание и юридический язык должны быть ясными, доступными для всех и каждого».

За 12 лет действительно что-то изменилось, поэтому, не будучи юристом, но гражданкой, предположу, что язык российского закона мне все же доступен.

Что же мне понятно из приведенного отрывка? В первую очередь то, что саморегулируемая организация должна разместить на специальном банковском счете (открытом в российской кредитной организации, соответствующей требованиям, установленным Правительством Российской Федерации) средства компенсационного фонда, сформированного до 4 июля 2016 года или средства компенсационного фонда возмещения вреда и фонда обеспечения договорных обязательств (если такой есть). Что может быть непонятным в слове «ИЛИ»? Оно на целых две буквы отличается от «И». Трудно не заметить разницу! Или закон все-таки недоступен для понимания простому гражданину.

Кто имеет право исключать, у того и спросим

Любопытство для журналистов не порок, а профессиональный навык. Кто занимается вопросами, связанными с появлением и исчезновением СРО в госреестре? Ростехнадзор. Значит, они и должны знать, что и как может произойти в судьбе Ассоциации СРО «Объединение смоленских строителей». А то Смоленскую область вдруг ни с того ни с сего упомянули 10 октября журналисты «Известий» в материале под заголовком «Регионы рискуют остаться без строителей». И были названы регионы риска: Волгоградская, Костромская, Новгородская, Орловская, Пензенская, Ростовская и Смоленская области. А потом на радио «Соль» исполнительный директор Национальной ассоциации строителей Виктор Прядеин в своем интервью, выслушав от журналиста список из семи областей, как-то про Смоленскую область ничего конкретно не сказал. Но на Ростехнадзор ссылался, чтобы туда за ответами журналисты обращались.

Свой журналистский запрос «Смоленская газета» отправила 20 октября 2017 года на имя начальника Управления государственного строительного надзора Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору Климовой Марианны Алексеевны. Вот выдержки из текста запроса:

«Редакция обращается к Вам с просьбой в соответствии с российским законодательством (Закон «О средствах массовой информации», ст. 38) дать комментарий.

Можно ли считать нарушением в деятельности СРО и поводом для исключения из реестра размещение средств компенсационного фонда на счетах кредитного учреждения, которое на момент открытия счета имело лицензию на осуществление банковских операций? Средства компенсационного фонда СРО (сформированного до принятия изменений в Градостроительный кодекс в июле 2016 года) в размере 116 млн рублей на данный момент до сих пор числятся на счетах «Смоленского банка», лицензия у которого была отозвана с 13 декабря 2013 года, а функции конкурсного управляющего возложены на государственную корпорацию «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ). На данный момент работа конкурсного управляющего не завершена, и де-юре средства компенсационного фонда не могут быть признаны потерянными. От ситуации, в которой оказалась А СРО «ОСС», никто не был застрахован. В аналогичное положение в 2015 году попало Национальное объединение строителей (НОСТРОЙ), разместившее финансовые средства на счетах банка «Российский кредит», лицензия которого была впоследствии отозвана.

При этом на сегодняшний день региональная СРО А СРО «ОСС» в полном соответствии с 372-ФЗ сформировала и разместила на спецсчетах средства фондов – возмещения вреда и обеспечения договорных обязательств».

Как-то так…

Ответ пришел. И через электронную почту, и на официальном бланке Ростехнадзора. Нам сообщили следующее:

«Согласно специальной норме части 10 статьи 3.3 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. № 191-ФЗ «О введении в действие Градостроительного кодекса Российской Федерации» (далее – Закон № 191-ФЗ) размеры компенсационного фонда возмещения вреда и компенсационного фонда обеспечения договорных обязательств определяются саморегулируемой организацией на основании документов, представленных ее членами, с учетом в том числе ранее внесенных ими взносов в компенсационный фонд такой саморегулируемой организации, а также с учетом взносов, внесенных ранее исключенными членами саморегулируемой организации и членами саморегулируемой организации, добровольно прекратившими в ней членство.

Помимо обязанности по формированию компенсационных фондов статьей 55.16-1 Кодекса установлена обязанность по размещению средств данных компенсационных фондов на специальных банковских счетах. Неисполнение такой обязанности является основанием для исключения саморегулируемой организации из государственного реестра саморегулируемых организаций в соответствии с пунктом 3 части 3 статьи 3.3 Закона № 191-ФЗ. Указанное положение обосновано невозможностью практической реализации основной функции саморегулируемой организации – обеспечения имущественной ответственности членов – в случае неразмещения средств компенсационного фонда в установленном порядке».

Нельзя сказать, что все стало вдруг прозрачным. Со вторым абзацем, в общем-то, проблем нет – понятно, что фонды возмещения вреда и обеспечения договорных обязательств должны быть на спецсчетах в определенных финансовых учреждениях для практической реализации основной функции саморегулируемой организации – обеспечения имущественной ответственности членов. Но Ассоциация СРО «Объединение смоленских строителей» должным образом уже разместила на спецсчетах два фонда, достаточные для всех 287 членов СРО в случае чего обеспечить имущественную ответственность. А вот как быть со 116 миллионами, которые, хотя и жалко будет, не дай бог, потерять смоленской СРО, но в ситуации, когда фонды уже наполнены, они же окажутся на спецсчетах избыточными? А ни раздать обратно строителям, ни в дело пустить финансовые средства со спецсчета СРО категорически не имеет право, ей останется только над этим «златом чахнуть».

Если не получается в чем-то разобраться, может, логика поможет?

С законом все в порядке?

С законом на самом деле все в порядке. Председатель комитета по транспорту и строительству Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва Е.С. Москвичев еще в августе 2017 года ответил на обращение Председателя Правления Ассоциации СРО «Объединение смоленских строителей» относительно 126-ФЗ. Дело в том, что как раз комитет по транспорту и строительству был среди разработчиков этого закона.

В своем письме председатель комитета сослался на норму, что комитет не может дать официальное, имеющее силу закона толкование или разъяснение, – для этого необходим акт законодательного органа, который должен приниматься, подписываться и обнародоваться в порядке, установленном для федеральных законов. Но комитет «вправе высказать только свое, не подлежащее обязательному исполнению в правоприменительной практике мнение, которое заключается в следующем.

Основной целью принятого Государственной Думой федерального закона № 126-ФЗ является повышение финансовой дисциплины саморегулируемых организаций.

Федеральный закон 126-ФЗ предусматривает, что обязанность по размещению средств компенсационного фонда должна быть исполнена до 1 сентября 2017 года. При этом уточнена и сама обязанность саморегулируемой организации по размещению. В соответствии с новой редакцией саморегулируемая организация размещает в полном объеме средства компенсационного фонда либо в соответствии с требованиями, действовавшими до 4 июля 2016 года, либо в соответствии с новыми требованиями, введенными федеральным законом от 3 июля 2016 года № 372-ФЗ «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

При этом положениями федерального закона № 126-ФЗ не предусмотрено лишение статуса саморегулируемой организации по тому основанию, что средства компенсационных фондов размещены не в соответствии с требованиями так называемого «исторического максимума» или в связи с тем, что часть средств компенсационного фонда СРО заблокирована в рамках процедуры банкротства кредитной организации.

Факт размещения средств компенсационных фондов в соответствии с требованиями Градостроительного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона 372-ФЗ), в том числе в части соответствию размера этих средств уровню ответственности каждого члена СРО, по мнению комитета, является надлежащим исполнением рассматриваемых требований».

Сказка с хорошим концом или «ни мира, ни войны»?

Пусть троцкизм с его перманентными революциями и роспуском армии останется в далеком прошлом. Ни за что не поверю, что в такой важной отрасли, как строительная, кто-то хочет демобилизовать все СРО, которые и без того без вины пострадали от пертурбаций с банками, лишенными лицензий. И при этом А СРО «ОСС» выстояла, исполнила все требуемое всеми законами, увеличила количество членов.

Ни за что не поверю, что кому-то может быть выгодно, если наш регион лишится региональной СРО и 287 строительных организаций пойдут по миру – стучаться в двери СРО других областей. А не получится ли так, что, приняв наших строителей на своей территории, руководство субъектов не начнет их уговаривать стать налогоплательщиками не в Смоленской области, а там, где они вступят в саморегулируемую организацию?

Ни за что не поверю, что кого-то устроит, если наш регион пусть на какое-то время, но окажется на грани остановки строительных объектов.

Проводя свое небольшое журналистское расследование, я поняла, что камнем преткновения является наличие финансового «исторического максимума» компенсационных фондов. Разработчики закона на этом не настаивают – достаточно того, что необходимо. Надзорный орган, который исполнение законов блюдет, считает, по-видимому, что «достаточно» – это когда уже есть сколько надо и сверх того вернуть все былое, даже если это объективно невозможно…

Хотелось бы ошибаться. Но вот они, тексты законов и тексты комментариев, правда, не имеющие силу закона.

В этой непростой ситуации на стороне смоленских строителей не только логика и смысл.

Как мне рассказали в Правлении и дирекции Ассоциации СРО «Объединение смоленских строителей», мощную поддержку организации оказывает руководство региона, представители «Единой России», депутаты Смоленской областной Думы и депутаты от Смоленщины в Государственной Думе.

Мне кажется, что совсем не лишней была бы поддержка Национального объединения строителей (НОСТРОЙ), ведь именно они по сути своей – главные защитники интересов российских СРО. И именно им с их высоким статусом и возможностями гораздо проще разобраться в коллизиях с «историческим максимумом» и встать на сторону своих подопечных, старающихся соответствовать и духу, и букве закона.

Светлана ПАРФЕНОВА.

 



Партнеры