Испытано на себе: как смоляне побывали на «Седьмом небе»

Подъем на Останкинскую телебашню

08.02.2018 в 16:32, просмотров: 790

Свой день рождения – 25 января смолянин Паша Юрченко решил отметить экскурсией на Останкинскую башню. Пригласил меня. А как же иначе – смолянка, однокурсница, друг. Только потом мы узнали, что смолян в день нашего похода на башне было как минимум трое: мы с Павлом, а еще – шеф-повар (!) ресторана «Седьмое небо». Но все по порядку…

Испытано на себе: как смоляне побывали на «Седьмом небе»

Накануне праздника Паша съездил на разведку и купить билеты. Весь вечер он потом писал мне в СМС, что попасть в кассы Останкино так же сложно, как в Центр управления полетами в космос. И даже сложнее, чем на концерт Depeche Mode – а он-то знает в этом толк! Нужно пройти тройной квест: сначала рамку металлоискателя с досмотром вещей и каверзными вопросами: а что у вас в бутылке, а что в сумочке, а что у вас в «карманцах»? Хорошо, хоть не спрашивают: «А что вы думаете?» Вдруг мысли грязные – не пустят же!

После этого нужно купить билеты. И не просто так, а по паспорту. Нет паспорта – не возьмут на экскурсию. Билеты Паша, конечно, купил, но так как моего паспорта у него с собой не было, то получил их под честное слово, что я завтра паспорт принесу, предъявлю и буду улыбаться, как на фотографии. Иначе вместо прогулки на скоростном лифте будет мне вид на башню сбоку. Хотя где у нее бок? Она же круглая.

И уже непосредственно перед входом в саму телебашню – еще один досмотр с пристрастием. Вдруг между первым и вторым что-то запрещенное в кармане образовалось. О как!

 

В путь по монорельсу

 

Наступил Татьянин день, 25 января 2018 года, и мы двинулись от станции метро «Тимирязевская» в сторону ВДНХ на монорельсе.

Монорельс – это такой странный вид транспорта в Москве. Линия проходит в каких-то негусто населенных местах. По пути всего пять станций, а график движения – раз в полчаса. Правительство Москвы признало, что данный транспорт оказался нерентабельным. С чего бы?

Но при этом сам по себе этот вид транспорта довольно мил. Обтекаемый вид, маленькие вагончики, каждый на восемь сидений: по четыре друг напротив друга. Плюс четыре опорных шеста. Поставить туда барную стойку – и вполне можно проводить корпоративы. Вид из окна красивый, ведь поезд идет над городом по монорельсу, поднятому на сваях.

Забыла упомянуть одно из главных «достоинств» монорельса: он работает только до 20:00. То есть когда мы выходили из телебашни ввечеру, стало сюрпризом, что назад мы тем же путем, что приехали, вернуться не сможем. А я ж маршрут не разработала! Вот это был стресс! Но это все было потом. Просто сразу предупреждаю: все закончилось хорошо, мы не потерялись, и нас не искали три дня с собаками.

 

Столпотворение

 

Приехали мы к телецентру. Прошли первый кордон – все нормально. Почти как в аэропорту: верхнюю одежду и все вещи – на ленту, сами – в стеклянную будку с металлоискателем. Руки вверх – иди дальше. Подходим к кассам. Мамочки мои! Там народу – как за колбасой в советские годы. И это только хвост на улице, а еще же внутри непустое пространство. Неужели тут каждый день так? Оказалось – нет. Это в честь нашего прихода. Шучу. Татьянин день – студентов прорвало. Работники башни сами не ожидали. Администратор в кассе, куда мы прошли, минуя очередь, даже извинилась за это столпотворение. Вбила данные моего паспорта и сказала, куда дальше идти.

Идти оказалось недалеко, через светящуюся арку «С новым годом». Близко, но не быстро: на подходе к следующему пункту досмотра, уже непосредственно перед телебашней, оказалась такая же по размеру очередь, как и к кассам. А что – логично. Люди оттуда плавно перемещаются сюда. А досматривают с пристрастием, не спустя рукава, не теряя бдительность. То есть медленно и по одному. На часах уже 17:50. А экскурсия начинается в 18:00. Ну все, думаю, приплыли.

Но тут выходит парень в униформе и кричит на всю очередь, есть ли тут счастливчики, у которых на билете написано «Башня изнутри» и время 18:00? Мы с Пашей обрадовались: «Мы тут, мы тут!» Нас пригласили в отдельную «пыточную», тьфу, досмотровую, или как она там называется. Там всего человека три до нас стояли. А остальные «три миллиона» студентов остались в общей очереди, тихо ненавидя нас, таких хитрых. Прекрасное чувство, когда тебе что-то выдают с черного хода. Должно быть, это же чувство испытывали «блатные» в СССР. «Мы – избранные!» Не меньше.

При досмотре полюбовалась на экраны с результатами: у Паши железо в кармане брюк, на шее и несколько очагов в голове. На шее, понятно, крестик. В «карманцах» у него была флешка – заставили достать и предъявить, что у него там металлического. А вот что творится у Паши в голове, так и осталось для меня загадкой. То ли зубы, то ли пули. Но не спросили. Себя на экране, к счастью, не увидела.

А в сумках у нас, оказывается, так красиво! Все металлические предметы выглядят насыщенно черными, четко очерченными. Кстати, жидкости тоже нельзя с собой проносить. Видела целую урну с бутылками с водой в комнате досмотра. Люди хотели попить, но не сложилось. Все в компост!

 

Лифты, метры, этажи

 

Но наконец заслоны преодолены. В вестибюле нас быстренько пересчитали, по списку погрузили в лифт и повезли на экскурсию. Рассказ гида начался прямо в лифте. В Останкинской телебашне не принято измерять этажи этажами. Там все привязано к метрам. Видимо, потому что и этажей как таковых нет. Внизу, в широкой части с круглыми иллюминаторами, есть 16 этажей, где находятся все технические службы и оборудование. Там сигнал от близлежащих телестудий (ТНТ, «Россия» и др.) преобразуют на фидерах в высокочастотные видео- и аудиосигналы и по кабелю отправляют наверх, на передающие антенны. В самой телебашне не снимают никаких передач. Башня – это одна большая антенна. Дальше, над этими 16 этажами, – пустота на много метров, до очередного «заселенного» уровня. Таких уровней немного, и в лифте они отражены на интерактивном табло. На высоте 337 метров находится смотровая площадка (там, где самое широкое место у башни, как гайка, навернутая на спицу) и ресторанный комплекс «Седьмое небо».

Внутри лифта над дверьми висит монитор, где в реальном времени показывают процесс подъема-спуска: видеокамера  находится на крыше лифта и показывает шахту, тросы. Лифт скоростной, двигается со скоростью 7 м/с. До отметки 337 метров доезжает за 58 секунд. Скорость совсем не ощущается, очень мягкий ход. Но при подъеме на 200+ метров закладывает уши. Все-таки быстро набирает высоту.

У телебашни есть своя метеослужба. Если ветер наверху снаружи больше 14 м/с, скорость лифта снижают в два раза, он едет 3,5 м/с. Если ветер будет больше 19 м/с, лифты прекращают работу. Видимо, народ спускается пешком. Или сидит, ждет погоды. Вообще, в телебашне три лифта: пассажирский, на котором возят экскурсии и обслуживающий персонал; технический, в нем больше остановок – для всякого рода профилактических и ремонтных работ; кухонный, который самый медленный, двигается всегда со скоростью 3,5 м/с, чтобы еду не расплескать.

Шахты лифтов расположены в центральной части башни, а сама башня представляет собой пустотелый конус из бетона. Рядом с шахтами лифтов находится лестница. До пожара в 2000 году по этой лестнице осуществляли забеги на скорость. Лестница состоит, если мне не изменяет память, из 1 700 ступеней. Взрослому человеку со здоровым сердцем где-то на час подъема без остановок. Русская девушка установила рекорд в забеге – взлетела, по-другому не скажешь, за 11 минут. Кроме того, с Останкинской телебашни прыгали с парашютами экстремальщики, которые поставили своей целью совершить прыжки со всех высотных зданий мира. Останкинская башня не стала исключением, им разрешили. Но после пожара все эти развлечения прекратились – и забеги, и прыжки. И к безопасности стали относиться по-другому.

 

Башенные подробности

 

Мы поднялись на отметку в 85 метров – это недавно открытая для посещений экскурсионная площадка. Там нам выдали каски с логотипами и заставили надеть. После этого поведали много интересного про конструкцию башни. Например, что строили ее семь лет, с 1960-го по 1967 год, и открытие ее было приурочено к годовщине Октябрьской социалистической революции. А в прошлом, 2017 году башня сама отметила первый крупный юбилей – 50 лет. Строили ее из бетона марки М400, но за 50 лет бетон стал крепче, как ему и полагается, и теперь по характеристикам он тянет на М600 – М700. А к концу запланированного срока службы, через 250 лет (архитектор Н.В. Никитин заложил 300 лет), бетон станет еще крепче, чем сейчас. Так что и 300 лет – не предел. По легенде, Никитина вдохновил на создание именно такой конструкции цветок лилии: если его перевернуть, лепестки превратятся в опоры башни, а длинный стебель устремится вверх. Действительно похоже. Такая конструкция обеспечивает устойчивость башни – даже не понадобился глубокий фундамент. У иной пятиэтажки фундамент глубже. Телебашня же стоит на площадке, не очень углубленной в грунт. Потому что конструкция ее подобна шахматной фигуре: центр тяжести находится низко, 2/3 массы сосредоточены в нижней части. Опрокинуть такую фигуру практически невозможно, центр тяжести никогда не выйдет за площадь основания.

Потом нам задали каверзный вопрос: раскачивается ли башня от ветра? Я брякнула: «Конечно!» Это было заложено сценарием. Раскачивается только верхняя металлическая часть. Причем расчетная максимальная амплитуда составляет 12 метров отклонения от центра. То есть полный размах составляет все 24 метра. Но до максимального отклонения ни разу не дошло. Самый большой «качок» был во время урагана несколько лет назад и  составил всего 6 метров.

А вот бетонная часть не раскачивается. Этого нельзя допускать в силу свойств бетона – он не такой пластичный, как металл. И то, что позволено Эйфелевой башне, не позволено Останкинской. От раскачивания бетон начнет крошиться, и все. В смысле – все, не будет башни. Для того чтобы она стояла ровно, внутри натянуты металлические тросы.

Сейчас этих тросов 145. Они равномерно распределены на внутренней стенке башни, идут от самого верха до самого низа, крепятся специальными крепежами и как бы стягивают башню, уплотняя ее. Сила натяжения каждого каната – 70 тонн. Благодаря этой исполинской оплетке даже в самый сильный ветер бетонная часть конструкции отклоняется от оси не более чем на 2–3 мм!

 

«Страшная тайна» возгорания

 

Кстати, я допросила с пристрастием нашего экскурсовода Романа о причинах пожара в 2000 году. Вроде бы в башне и гореть нечему, как так вышло? И пока первая часть группы поднималась на лифте на обзорную площадку, мы узнали «страшную тайну». Изначально число металлических тросов, поддерживающих телебашню изнутри, было 147. Стояли они от самого рождения до самого пожара. Были они из обычного металла, который подвержен ржавчине. Чтобы тросы не ржавели, их смазывали так называемым пушечным салом. Где-то на высоте 415 метров произошло короткое замыкание, одной искры хватило, чтобы пушечное сало воспламенилось, и огонь моментально распространился до самого низа. Выгорела вся башня изнутри. Тросы полопались, из 147 целых осталось около двадцати. К счастью, пожар потушили до того, как он добрался до серверных с оборудованием. А то у нас не неделю не было бы ТВ, а лет несколько.

Еще много интересного рассказывали: сколько лет Останкинская телебашня была самым высоким сооружением в мире, в Европе, кто побил ее рекорд, на каком она месте сейчас. Память уже не та: послушала, восхитилась и забыла. Помню только, что в Арабских Эмиратах сейчас строят телебашню высотой в 1 100 метров. Две наши Останкинские и еще немножко. То есть сдвинут нас еще вниз по турнирной таблице. Потом нас вывели на балкон. С сеткой, но без остекления. Холодно. Красиво. Можно посмотреть на башню снизу вверх – интересный ракурс.  Было очень страшно… задрать голову и потерять каску.

 

Дух захватило? Чистая психология!

 

После балкона экскурсия как таковая закончилась – нас препроводили к лифту и двумя партиями отправили наверх, предупредив, что время нахождения на смотровой площадке – 1 час. Потом билет на выход не сработает (билеты нужно сохранять до конца «поездки»). На тех, кто идет в ресторан, это не распространяется. Может, лукавят, что билет через час превратится «в тыкву»? Чтобы студенты не засиживались и освобождали место новым порциям жадных до впечатлений посетителей.

Пока поднимались, экскурсовод Роман еще добавил, что все эти ощущения «ух ты, какой ветер!» на смотровой площадке – чистая психология. От боязни высоты. Смотровая площадка неподвижна – не раскачивается и не вращается. Некоторые боятся наступать на стеклянный пол. Его идею позаимствовали у какой-то башни-соперницы. Там три слоя бронированного стекла по 8 миллиметров каждый. Выдерживает нагрузку до трех тонн. Так что плясать можно на этом стекле.

Ну, кстати, ничего страшного там и нет. Пол стеклянный не весь, так что ощущения бездны не возникает. Несколько прозрачных квадратиков, сильно затоптанных и не очень прозрачных, никак не всколыхнули мои надпочечники. В смысле – адреналин не впрыснулся. Постояли, сфотографировали вид вниз, пошли дальше.

А вот вид из окон был просто потрясающий: вечерняя Москва, вся в огнях, фонарях. Прекрасный обзор! По крайней мере, проспект Мира просматривался чуть ли не до МКАД. Правда, чтобы понять, что это именно он, я минут двадцать разглядывала «Яндекс.Карты», пытаясь примериться к местности. Очень не хватает совмещения «карта+спутник», как на картах в интернете. Чтобы объекты были в виде фотографий, а улицы и дома были бы подписаны. Надеюсь, скоро и до этого дойдет. Наденешь «очечки», а там – о-ля-ля, все подписано, пронумеровано, с габаритами, весом, адресом и GPS-координатами. На любой вкус. 

Еще на смотровой площадке есть такие штуки с глазами, как бинокли на ножках. Часто на набережных такие стоят или на крышах. Я посмотрела в эту штуку, все приближается довольно сильно, но очень  расплывчато. И нужно знать, куда смотреть, опять же. Если не знаешь, что это за здание, то какой смысл его разглядывать? Диджей еще был с музыкой. День студента же. Праздник. Не протолкнуться.

Много интерактивных элементов: кто из известных людей и когда посетил телебашню, история, памятные даты и интересные факты. Сувенирная лавка – куда ж без нее? Дорого все. Брелочек в виде башни – от 600 рублей, футболочка с логотипом – от 2 000 рублей, ну и так далее. Видимо, рассчитано на иностранцев. Куда они денутся? Купят.

 

А шеф-повар – смолянин!

 

За час нагулялись, насмотрелись, нафотографировались. Нам начали намекать, что пора бы уже и честь знать, мол, давайте двигайте к лифту – и до свидания. Тогда мы двинулись в ресторан по ступенькам винтовой лестницы вниз. Один пролет лестницы – кофейня. Там общая столешница вдоль окна и круглые красные футуристические кресла. Два пролета – кафе. Там уже отдельные столики-креслица, где можно вдвоем – вчетвером перекусить в более уютной обстановке. Три пролета – ресторан «Седьмое небо» с красиво сервированными столами, белоснежными скатертями, официантами и баром. Туда мы и пошли. Столик Паша забронировал заранее, потому что все хотят, – на пятницу, например, мест уже не было. Да и ладно. День рождения-то у него был в четверг!

В ресторане мягко светящийся потолок, приглушенная музыка, приветливые официанты – все как в высоклассном заведении. Тут особо и говорить нечего. За соседним столиком был «романтИк»: воздушные шарики, огромный букет роз в напольной вазе. С собой такое не пронесешь, надо заранее заказывать оформление столика в любовном стиле. Вроде бы парень предложение делать собирался.

Но мы решили не любопытствовать праздно, а сосредоточиться на выборе блюд. И не прогадали. Шеф-повар (кстати, уроженец Смоленщины – это я потом на сайте прочитала) просто порадовал. Заказали в основном фирменные блюда: салат «Седьмое небо», коктейль «337 метров», десерт «Седьмое небо». Только горячее у меня выбилось из тренда – утиная грудка в апельсиново-грушевом соусе. Ну не было там ничего с заоблачным названием в основном меню.

Когда попробовала салат из морепродуктов «Седьмое небо», я поняла, что раньше я морепродуктов, по сути, не едала, именно таких нежных, мягких и сочных морских гадов. И имбирный соус…ммм… Но цена! Салат стоит полторы тысячи рублей! Правда, стоит того. И все остальное – тоже. Вкусно и красиво.

А еще там очень интересный десерт в виде башни: и бисквитная платформа внизу, и ноги-опоры из свежей клубники, и желе какое-то синенькое. Видимо, символизирует «шайбу» – смотровую площадку и ресторанный комплекс. Потом башня из взбитых сливок, и наверху шпиль из шоколада. Очень оригинально.

Вопреки представлениям многих, еду в ресторане «Седьмое небо» на высоте 337 метров не готовят. Готовят ее внизу, на нижних ярусах. А поднимают наверх в «черепашьем» кухонном лифте.

Что шеф-повар Андрей Гурко – смолянин, я узнала, когда по возвращении домой полезла на официальный сайт башни. От имени Андрея там опубликовано обращение к посетителям:

«У каждого человека – свой путь к профессии. А мой выбор и выбором-то не был – я твердо знал, что хочу посвятить себя кухне. Родился в Смоленской области, окончил профтехучилище по специальности повара 4-го разряда, позже получил университетское образование в области финансов. И начиная с 1991 года работа на кухне стала не только моей работой, но и образом жизни. За всю свою практику мне доводилось работать во многих именитых заведениях. Я с гордостью вспоминаю рестораны «Шинок», «ЦДЛ», «Faushon», «Hediard», «Семирамис», кафе «Весна» и «Галерея», проект здорового питания «Just For You», гастробар «Вилы». Но, признаться, я и представить себе не мог, что все это время мой путь вел меня на Останкинскую башню, где по сей день я реализую свои творческие идеи в качестве шеф-повара ресторанного комплекса «Седьмое небо»…