В Смоленске выступила солист «Виртуозов Москвы» Рипсиме Айрапетянц

Рипсиме и ее 400-летняя скрипка

07.03.2019 в 13:38, просмотров: 339

Когда еще, как не в преддверии весны, говорить о музыке. О музыке истинной, высокой, о музыке классической... В феврале в нашем городе состоялся концерт, приуроченный к 70-летию со дня рождения Давида Русишвили.

В Смоленске выступила солист «Виртуозов Москвы» Рипсиме Айрапетянц
Юлия Минкина

В гостях редакции радио «Весна» побывали  солистка Государственного камерного оркестра «Виртуозы Москвы» Рипсиме Айрапетянц и художественный руководитель Смоленской областной филармонии Сергей Филин. Редакция «МК в Смоленске» не могла остаться в стороне, тем более что Рипсиме Айрапетянц пришла в студию со своей уникальной концертной скрипкой, возраст которой свыше 400 лет. Первый вопрос мы адресовали художественному руководителю Смоленской областной филармонии.

Юлия Минкина

Расскажите про такое исключительное и значимое мероприятие…

Концерт приурочен к 70-летию Давида Русишвили, создателя Смоленского камерного оркестра. Во многом благодаря ему наш единственный в области камерный оркестр является уникальным. Поэтому юбилейное мероприятие такого рода – для нас большое событие, к которому мы подошли серьезно и трепетно. В том числе – к выбору главного солиста и программы. Мы готовили концерт с особым вниманием и ответственностью, потому что хотелось сделать это музыкальное событие фееричным, незабываемым и одним из главных в нашем сезоне. Мы очень рады, что такая именитая солистка, как Рипсиме Айрапетянц, смогла найти время в своем плотном графике и приехать к нам.

– Рипсиме, вы – солист Государственного камерного оркестра «Виртуозы Москвы». Даже люди непосвященные знают, что это уникальный, известный и востребованный коллектив, который выступает на лучших концертных площадках мира. Интересует житейский вопрос: что такого должен сделать музыкант в своей карьере, чтобы оказаться в оркестре подобного уровня?

– В моем случае это вообще было довольно тяжело, потому как в нашем оркестре в принципе только две женщины, а основной состав полностью мужской, и задуман он был исключительно как мужской. И если говорить честно, я считаю, что наиболее яркие представители нашей профессии все-таки мужчины. После распада первого состава «Виртуозов Москвы» только во втором составе Владимир Спиваков рискнул взять женщин в коллектив. Что вообще из себя должен представлять музыкант, чтобы попасть в «Виртуозы Москвы»? Наверное, как и в любой профессии, нужно быть сильным профессионалом. Владимир Спиваков – достаточно строгий руководитель, в первую очередь по отношению к себе, поэтому он требователен и к своим сотрудникам. Мы не можем себе позволить расслабляться и просто обязаны все время учиться и совершенствоваться.

– Вопрос к Сергею Филину. Вы, зная и слыша виртуозную игру Рипсиме Айрапетянц, можете ответить, где же проходит грань между просто хорошим музыкантом и виртуозом?

– Я познакомился с Рипсиме совсем недавно. Уровень харизмы, мастерство исполнения, понимание музыки и трактовка того, что написано в нотах, – это просто взрыв колоссальных эмоций, внутренняя тонкость. И все это есть в нашей солистке. В общем, нужно это прочувствовать и увидеть. И сразу становится понятно, что это явление чего-то сверхъестественного. Явление большее, чем музыкант, который без ошибок сыграл то или иное произведение.

– Вопрос к Рипсиме. Произведения классических мастеров написаны давно, пообщаться с ними уже нет возможности, а дневники и рукописи зачастую тоже вызывают некие сомнения. Как же понять, что именно имел в виду композитор? Что именно так нужно сыграть и с тем самым настроением?

- На первом месте в любом случае стоит профессионализм. Понимать стилистику произведения, настроение – этому учат сначала в консерватории, потом этому учишься на каждом сыгранном концерте. Как и в любом деле, важен профессиональный опыт. Но не менее важна – и это, наверное, основное – интуиция музыканта. Очень важно не перебрать, не переборщить, когда пытаешься сделать то, что задумал композитор. Нужно очень аккуратно привнести что-то свое, и вот тогда получается что-то особенное. Музыканты, которые сумели постичь эту грань, через искусство музыки выражают и самих себя, говорят свое слово.

Рипсиме, инструмент для музыканта – это особый предмет, со своей душой, характером. Расскажите про свою скрипку…

– Моя скрипка – действительно уникальный инструмент, ее сотворил в середине XVII века легендарный мастер Николо Амати. Этот инструмент необычен в первую очередь тем, что скрипка намного меньше по размеру, чем привычные инструменты. А поскольку у меня маленькие руки, именно эта скрипка идеально мне подходит. И конечно, у нее действительно есть душа, и это определяется и когда с ней занимаешься, и когда выходишь в зал и понимаешь, что она тебе отзывается. Такие творения несут печать гениальности мастера, потому что не все инструменты живые. С этим же связано и то, что скрипке 400 лет, и, казалось бы, материал, из которого она сделана, подверженный внешним факторам, должен был давно прийти в негодность. Но, как видите, инструмент прекрасно сохранился.

Юлия Минкина

– Один из ярких примеров гениальности – великий скрипач-виртуоз, композитор Никколо Паганини. Почему он гений, по-вашему?

– Это очень сложный вопрос. Паганини обладал какими-то невероятными техническими возможностями и играл настолько феерично и темпераментно, что когда начинают все это переигрывать, то получается исполнение этих сложностей абсолютно холодным, что не имеет никакого отношения к истинному Паганини. Поэтому я на самом деле не очень люблю его исполнять. Но есть музыканты, которые способны это делать. Например, Граф Муржа, который Каприс № 24 играет очень похоже на то, что делал великий Паганини. Но таких музыкантов единицы. Да и в общем и целом сам композитор писал в основном для себя, и понять лучше, чем сам себя, никто не сможет. Это был невероятно гениальный человек, и не каждый может даже рискнуть приблизиться к этой гениальности.

– Смоленск – город провинциальный, тем не менее мы можем похвастаться такой площадкой, как филармония. Насколько вам важно, перед какой публикой выступать, на каких площадках? Насколько важно музыкальное образование слушателя?

– В маленьких городах, конечно, всегда приятнее играть, публика здесь теплее и душевнее. Люди приходят для того, чтобы действительно послушать музыку, отдохнуть душой. Это всегда чувствуется. Я играла и в Карнеги-холле. Играла те же цыганские напевы, что и в Смоленске. И самое волнительное ощущение – когда выходишь на сцену и оказываешься один на один со слушателем. В этот момент важно просто уйти в себя. А когда начинаешь играть и стараешься донести то, что ты хочешь выразить, и у тебя это получается, реакция слушателя одинаковая, независимо от количества мест в зале. Мне повезло: и русские, и испанцы, и итальянцы, и японцы щедры на аплодисменты. Своего слушателя нужно уважать, он чувствует любую фальшь, поэтому я всегда очень серьезно отношусь к своим выступлениями и тщательно готовлюсь.

– Существует разница, когда выходишь к такой музыкально-элитарной публике? Есть ощущение, что тебя сканируют?

– Здесь разница не в зрителях, а в самих музыкантах. Есть музыканты, которые, выходя на сцену, думают только о том, какую на них напишут критику, что о них скажут журналисты, прилично ли они выглядят на сцене и как получатся на фотографиях. И, конечно, это очень мешает расслабиться и погрузиться именно в музыкальное произведение. А есть музыканты, и их большинство, которые относятся к выходу на сцену творчески. Для них важен в первую очередь процесс выступления. И голова, и сердце, и душа заняты только музыкой.

 

Справка «МК»

Давид Русишвили (1949–2006) – российский дирижер, в 1991–2006 годах – руководитель Смоленского камерного оркестра. За время руководства Русишвили оркестром тот подготовил большое количество музыкальных концертных программ, в том числе рассчитанных на детскую и молодежную аудитории. Оркестр неоднократно приглашал в Смоленск на гастроли известных российских исполнителей и музыкантов. Все они давали высокую оценку исполнительскому мастерству Смоленского камерного оркестра.

Русишвили является автором ряда музыкальных произведений, в том числе музыки для балета «Волшебник Изумрудного города» и «Торжественная увертюра». Скончался 15 декабря 2006 года. Похоронен на Новом кладбище Смоленска.