Несколько мыслей на тему о пенсионной реформе

«Анализируя это»

20.07.2018 в 13:28, просмотров: 1157
Несколько мыслей на тему о пенсионной реформе

По поводу грядущего изменения пенсионного законодательства сказано всё, что можно и нельзя. И вряд ли получится плеснуть новизны в эту избранную тему. Разве только постараться абстрагироваться от печального знания, что сама выйду на пенсию не через обозримые шесть лет, а спустя трудно представляемые сегодня – двенадцать.

Большинство из нас болезненно воспринимает само слово «реформа». За последние несколько десятилетий в истории России в разных сферах их было слишком много. Реформировали энергетику, образование, здравоохранение…

Наверное, для того, чтобы не вызвать негативную реакцию на перемены, многие реформы, не меняя сути, старались назвать как-то иначе, не в лоб: «проектами», «дорожными картами», «программами».

Учёные мужи и дамы, занимающиеся исследованиями в области психологии и социологии, предлагают учитывать разные формы отношения к нововведениям: принятие и активное участие; пассивное принятие; пассивное неприятие; активное неприятие; крайние формы непринятия (игнорирование и саботаж).

Психологические барьеры и без того кричат в нас, что никогда перемены ничего хорошего не принесут. Считается, что сам мудрец Конфуций предостерегал человечество: «Не дай вам бог жить в эпоху перемен». Но вот беда, у нас в стране других эпох почти и не было. А сегодня предложенная сверху реформа ещё, как назло, затрагивает слишком близкую и личную тему пенсии, её размера и срока выхода на покой. И тут, какие бы экономические и статистические аргументы и факты не приводились, эмоции захлёстывают.

Сделаю усилие и попробую отринуть на время эмоции. Не до конца, а сместившись с уровня «активного неприятия» к гипотетическому «пассивному принятию». Ну не может же быть, чтобы предлагаемые социальным государством изменения сводились к древней традиции сбрасывания старых и немощных в пропасть?

Оно нам вообще надо?

Оно нам надо. Оно – это изменение финансового обеспечения пенсионеров. Пока что слово «пенсия» является практически синонимом «нищеты» или «бедности». И если вы с этим не согласны, то попробуйте прожить тысяч на 10-12, оплачивая коммуналку, лекарства, продукты. Да. Бывают и зарплаты ниже, чем пенсии. И есть населенные пункты, где пенсионер, получающий хоть какие-то деньги, по сравнению с сидящими без работы, – просто Крез. Но это не довод в пользу того, что пенсии большие. Это трагедия маленьких зарплат для работающих людей и отсутствия работы.

До сих пор удивление и, что греха таить, – зависть вызывают «забугорные» пенсионеры, которые могут позволить себе даже путешествовать. Мне бы тоже так хотелось. Но вряд ли.

Сторонники реформы говорят: «подтверждением серьезности намерений Правительства является предлагаемая к ратификации Конвенция «О минимальных нормах социального обеспечения» №102, которой гарантируется уровень пенсионного обеспечения: не менее 40 процентов замещения обеспечением по старости (в частности, пенсией) утраченного дохода». Хорошо бы более, конечно. Но уже что-то. Ещё бы и зарплаты до какой-нибудь конвенции подтянуть, но, МРОТ, надо отметить, всё же пересчитывают. С 1 мая текущего года был увеличен до 11 163 рублей. Может, за годы переходного периода дорастёт до такой приличной планки, что даже пенсия для минимально заработавших будет не нищенской.

Направление государственной мысли понятное, но есть еще над чем подумать. Например, над тем, что помпезные дворцы Пенсионного фонда и невероятные «богатства» (по слухам) высшего менеджмента не могут не раздражать. Хотя, про всяких «топов» с зарплатами по миллиону в день написано в сетях немало. Но большинство сотрудников фонда отнюдь не богачи. Им бы – особенно напрямую с дедушками и бабушками работающими – наоборот зарплаты увеличить. Только вот, мановением руки не может Правительство отобрать деньги богатых в пользу бедных: сто с лишним лет назад в России попытались кардинально отнять и поделить. Но, увы, кровавая революция свершилась, а бедные богаче не стали.

О самом больном

Самое неприятное в предлагаемом изменении законодательства –сроки выхода на пенсию. Женщины – не в 55, а в 63. Мужчины – не в 60, а в 65. Когда мы в далёкие времена мечтали о коммунизме, то песенка была про прогресс: «Вкалывают роботы, а не человек». Но, положа руку на сердце, не дошёл у нас прогресс до таких «невиданных чудес». Может, где-то в отечественных силиконовых долинах – да, а так – нет. Воспользуюсь цифрами официальной статистики. Не всей страны, а, конечно же, близкой и родной территории Смоленщины:

«В Смоленской области численность населения на 1 января 2018 составила 949,3 тыс. человек, работающих – 368,4 тыс. человек, пенсионеров (по состоянию на 26 июня 2018) – 314,5 тыс. человек (33,14%). Соотношение 1 пенсионер на 1,17 работающего».

Эти 1,17 работающего (так и хочется сказать «полтора землекопа») своими страховыми отчислениями не прокормят пенсионера. Восклицание о том, что человек много лет трудился и сам отчислял – мне очень близки и понятны, но, – забудьте. Советские и перестроечные отчисления сгинули, «сгорели», «исчезли», как и наши с вами кровные сбережения и накопления. Государство даёт деньги в Пенсионный фонд.

Ещё немного утомительной официальной статистики: «Бюджет Пенсионного фонда РФ на 2018 год утвержден в сумме 8,532 триллионов рублей. Из них объем поступлений страховых взносов составляет 4,693 триллиона рублей. А 3,277 триллиона рублей составляют межбюджетные трансферты из федерального бюджета в Пенсионный фонд РФ. Таким образом, 20% федерального бюджета (общий объем расходов федерального бюджета составляет 16,591 триллионов рублей) расходуется на поддержку Пенсионного фонда для обеспечения выплаты пенсий. Для сравнения расходы федерального бюджета на национальную оборону составляют 2,771 триллиона рублей».

Что нам до невообразимых и непонятных триллионов, если считаем, что решили залезть не только в наш карман, а в саму жизнь, продлив пахоту, конца которой многие мужчины не увидят, ибо и не доживут до благословенных 65 лет. А какова альтернатива? Больше денег брать с работодателей? Говорят, что на 40% придётся им увеличить отчисления. Давайте честно ответим на вопрос о том, какова главная цель любого бизнеса? Извлечение прибыли! У нас приветствуют бизнес «социально ответственный», но не потянет он такой нагрузки, а значит, ни рабочих мест, ни зарплаты, ни нормальной пенсии. Жестоко? Да. Варианты? Как обычно: отобрать и поделить. Уже проходили.

Мечты, мечты…

Какую реформу хотела бы я? Наверное, такую, которая не понравится большинству граждан. Обязать гражданина и работодателя отчислять пенсионные взносы в банки на специальные счета. Государство должно бы стать гарантом того, что накопления не сгорят, а ещё добавлять каждому будущему пенсионеру некую сумму: такое уже предлагалось, когда озвучивали программу «тысяча плюс тысяча» (на каждую отложенную копейку – копейка сверху). И сделать всю систему максимально прозрачной: вот счёт – вот вклад – вот проценты (можно на федеральном уровне размер устанавливать, банки вряд ли откажутся от таких гарантированных «длинных» денег). Хорошо бы ещё государству отдельную заначку иметь для пенсионного обеспечения по старости тех, кто не работал. И наследование пенсионных накоплений ввести.

Но, знаете, в чём подвох? Не всех будет ждать обеспеченная старость, потому что главная ответственность за неё ляжет на плечи самого гражданина. А мы – непривычные к такому. Нам сейчас предлагают вариант помягче.

Не сливай протест!

Повторюсь. Эмоции на время отринула. Поиски в кошельках олигархов и «сытых топов» тоже. Но всё-таки, хочется, чтобы люди, придумавшие реформу, хорошо-хорошо подумали. Например: после 40-50 лет при всей эффективности и профессионализме работника, утомляемость, как ни крути, повышается. Может, женщинам с 55 и мужчинам с 60-ти сократить рабочий день? Это вполне разумно, поскольку с их опытом и знаниями они и так сэкономят время по сравнению с юными работниками, которые потратят его на поиски наиболее эффективного решения («изобретение велосипеда»), на более медленное исполнение задач, с опытом у старших сотрудников доведённое до автоматизма. Да и вообще, должны же быть преимущества у «стариков».

Грустно, что с трудоустройством в 55-65 лет «засада». Сейчас и 45-50 лет для соискателя – критичный возраст. Но нам обещают посодействовать и поспособствовать.

На самом деле, глухое раздражение вызывает во мне сейчас не пенсионная система, а профсоюзная. Вот кому бы на страже интересов трудящихся стоять, не жалея живота своего! И первое же моё к ним предложение – добиться, чтобы после 55 лет ввести мораторий на сокращение из штата работников. А если деваться некуда – тогда пусть работодатель выплачивает пособие в размере не менее 40 процентов от заработной платы до наступления пенсионного возраста, а стаж – идёт.

В общем, попытка поговорить на больную тему без лишних эмоций сделана. Поживём – увидим.

 

На злобу дня

 

Член Общественной палаты Российской Федерации, пресс секретарь Общественной палаты Смоленской области, главный редактор газеты «Краснинский край» Марина Проскурнина:

– Процесс обсуждения пенсионной реформы продолжается уже довольно долго. Законопроект этот, мягко скажем, непопулярный. Он разделил людей на два лагеря. Тех, кто за, и тех, кто против. Поддерживающих пенсионную реформу народ, что называется, шапками забрасывает. Эмоции как всегда одерживают верх над здравым смыслом.

Я считаю, что необходимость реформы назрела уже давно. Но говорить о повышении пенсионного возраста можно только в комплексе с решением других проблем. Например, в целях обеспечения гарантий сохранения рабочих мест лиц старшего поколения имеет смысл рассмотреть вопрос о разработке комплекса мер, направленных на стимулирование работодателей к созданию рабочих мест для лиц старшего поколения как на федеральном, так на региональном и муниципальном уровнях. Такими мерами могли бы стать налоговые льготы, льготы по обязательным платежам. Нужно определить судьбу наших пенсионных накоплений – добровольных и обязательных. Необходимо разработать комплекс мер, предусматривающий дифференцированный подход к определению возрасти, по достижению которого возникает право на досрочное назначение страховой пенсии женщинам и мужчинам, имеющим одного, двух, трех и более детей; установление фиксированной выплаты к страховой пенсии для женщин, воспитавших трех и более детей; поддержку семей, воспитывающих детей с ограниченными возможностями здоровья; изменение подходов к зачету в трудовой стаж периода ухода родителей за детьми. Ну и в конечном итоге все предлагаемые в законопроекте меры должны быть четко сопоставлены с положениями Указа Президента о национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации.

 

 

И.п. заместителя Председателя Совета по юридическим вопросам – Исполнительный секретарь Совета муниципальных образований Смоленской области Елена Матюшова:

– Конечно, назрело время для принятия такого важного решения. Действительно, оно очень непростое, ведь изменения затрагивают очень широкий круг людей. И меня в частности, потому что я также нахожусь в предпенсионном возрасте.

В то же время радует, что будут повышены пенсии нашим пенсионерам, потому что данная категория населения незащищенная, а людям нужны деньги, чтобы лечиться и достойно жить. А мы при хорошем здоровье, будем работать, потому что любой здравомыслящий человек, у которого есть потенциал, опыт и востребованность в профессии, продолжает трудиться, потому что пока мы работаем, мы живем.

Единственное хотелось, чтобы этот закон внедрялся не такими темпами, то есть не каждый год по году. Может быть, этот период немножко дольше растянуть, например, каждый год добавлять по полгода, потому что люди в своей массе были не готовы к такому крутому повороту.

Пенсионная реформа. Хроника событий