Что приобрела и потеряла Смоленская область за полторы пятилетки

О мифотворчестве в промышленных масштабах

07.11.2019 в 12:17, просмотров: 790

Кто сейчас вспомнит, каков был валовый продукт в древних Афинах, что экспортировали или, наоборот, импортировали эллины в свои многочисленные колонии? А вот «Легенды и мифы Древней Греции» поди настольная книга для эрудитов. Смоленщине не тягаться с древними греками в мифологии, но мифотворчество у нас цветет буйным цветом. Один из самых распространенных мифов – о невинно убиенной промышленности.

Что приобрела и потеряла Смоленская область за полторы пятилетки
pixabay.com

 Что вплетают в легенды современные мифотворцы? Закрытый завод холодильников, пересохшую «Росу», сгоревший «Шарм». Когда бы на этих трех китах строилось промышленное благосостояние региона, нам бы давно настал «каюк» (это эпитет из мифологии тюркской). Но ни «каюк», ни вызывающий опасения зверь песец не пришли по душу смоленской промышленности в последние семь лет. Судите сами: в 2011 году объем отгруженных товаров промышленного производства (работ, услуг) составил 169 млрд 38 млн рублей. По данным Территориального органа федеральной службы государственной статистики по Смоленской области за 2011 год, место промышленности Смоленской области в ранжире по ЦФО – 17-е. Место обрабатывающих производств Смоленской области в ранжире по ЦФО – 16-е.

А уже в 2018 году объем отгруженных товаров промышленного производства (работ, услуг) составил 261 млрд 849 млн рублей (рост на 54,9 % по сравнению с 2011 годом).

По данным Территориального органа федеральной службы государственной статистики по Смоленской области за 2018 год, место промышленности Смоленской области в ранжире по ЦФО – 13-е. Место обрабатывающих производств Смоленской области в ранжире по ЦФО – 13-е.

Как-то не верится, что промышленность «при смерти», когда в рейтинге федерального округа существенно подросла.

Но мифотворчество рождается не на пустом месте. Пошерстишь регионы и вздохнешь: там – черная металлургия, здесь – нефтедобыча, где-то – станковое машиностроение… В советские времена акынам-плакальщикам было бы не выжить. В смысле, им популярно объяснили бы, что приграничная область не может, ну никак, обрастать дымящими трубами производств группы «А». Наше приграничье – рекреационное, сельскохозяйственное (с известной долей риска), туристическое и образовательное. Не планировали здесь тяжелую промышленность развивать. А легкую? Москву звали «ситцевой». Бывшие «Морозовские мануфактуры», да Иваново как город невест – этого вполне хватало. Хотя и в Ярцеве фабрика работала на хлопке республик Советского Союза, и вагоны в Рославле клепали.

Но... Жизнь течет и меняется. Как говаривал кто-то из знаменитых: «Не знаю, какой будет третья мировая, но четвертая будет точно с каменными топорами»… Приграничный статус потерял «накал» возможной территории оккупации, а приобрел плюс логистического, географического расположения. С логистикой как раз у Смоленщины все срослось. Если мифотворцев, сетующих на «провал», не впечатляют индустриальные парки «Феникс» и «Сафоново», чью территорию приходится расширять из-за притока резидентов, то особая экономическая зона в Стабне должна утешить. Чем не достижение? И в очереди уже стоят инвесторы, которые для нужд собственного производства могут беспошлинно ввозить комплектующие.

Маловато будет? Хорошо, а как это? В 2016 году впервые разработана и утверждена областная государственная программа «Развитие промышленности Смоленской области и повышение ее конкурентоспособности». Промышленным предприятиям региона предоставляется субсидия на возмещение части затрат при модернизации и техническом перевооружении производственных мощностей.

В 2018 году объем субсидирования увеличился почти в 3 раза по сравнению с 2017 годом (в сравнении с 2016 годом – в 4,6 раза) и составил 20,5 млн рублей, поддержка оказана 15 промышленным предприятиям. Общая стоимость приобретенного промышленными предприятиями оборудования, на которое предоставлена субсидия, составила порядка 90 млн рублей. За период 2016–2018 годов субсидию получили 24 промышленных предприятия в размере более 30 млн рублей.

 Более того. В этом году создан отдельный департамент промышленности и торговли Смоленской области. Зачем бы появиться этому органу исполнительной власти, если было бы не о чем говорить в сфере промышленного производства? В 2019 году в Смоленской области приняты изменения в закон «О налоговых льготах» для снижения нагрузки для отдельных категорий налогоплательщиков. Эта инициатива была отмечена на федеральном уровне. Например, в 2019–2021 годах снизится ставка транспортного налога для грузовиков с двигателями свыше 250 л. с. Этой льготой смогут воспользоваться международные грузоперевозчики. Размеры снижения ставки будут рассчитывать по эко-классу машин. Еще одна льгота предусматривает в 2019–2021 годах снижение ставки на 13% для налогоплательщиков, владеющих крупными автопарками грузовиков – не менее тысячи таких машин мощностью двигателей больше 250 л. с.

До сих пор не верится? Конечно, нелегко расставаться с легендой. Но есть цифры. Объемы экспорта Смоленской области в 2011 году составляли порядка 0,5 млрд долларов США. По результатам 2018 года общий объем экспорта составил 1,24 млрд долларов США.

Смоленщина вышла на внешний рынок, причем торгуя не сырьем, а товарами собственного промышленного производства. Мы сегодня и «ситцевые» – шьем всё, от белья, до униформы. И «вкусные» – экспортируем консервы и продукты перерабатывающих предприятий в сфере АПК. И на машиностроение замахнулись – сельскохозяйственное, для льноводов. И бренд региональный «Смолпродукт» продвигаем. Жаль завод холодильников, жаль «Шарм»… Но та же «Роса» скоро напитается инвестициями. Промышленность сегодня – это не здания в стиле «лофт» со станками эпохи развитого социализма. Скорее это мобильные предприятия с новыми технологиями. Как Смоленская обувная фабрика в индустриальном парке «Феникс». И когда закончатся старые мифы, наверное, в Смоленской области начнут рассказывать новые легенды о том, как за несколько лет здесь полностью изменился климат. Инвестиционный. Но легенды не рождаются сразу. Сначала надо посетовать на то, что все плохо, поругать главного («по тарелочкам») по региону. Убедиться, что тот же буржуйско-московский «Леруа Мерлен» у нас откроется (а когда-то даже и в «МакДональдс» не верили). Смоляне не спешат говорить о хорошем. Наше всё – это рассказы из разряда: «Всё пропало». Поэтому, со скидкой на местные традиции, можно предположить, что еще несколько лет спустя отношение к сегодняшнему дню региона изменится, и воспоминание об этом дне будет похоже на один из «подвигов Геракла». Наверное, тот, который про Авгиевы конюшни. А может быть, и нет. Смоляне вообще непредсказуемы.