Чем занимается смоленское спецподразделение «Феникс»

Отдел особого назначения

30.11.2019 в 10:57, просмотров: 986

Феникс – птица мифическая, существовавшая только в фантазиях древних романтиков и поэтов, – обрела вполне конкретное воплощение в современной смоленской реальности, став символом отдела специального назначения регионального управления Федеральной системы исполнения наказаний...

Чем занимается смоленское спецподразделение «Феникс»
пресс-служба УФСИН по Смоленской области

– Почему отдел назвали «Феникс»? Слово, конечно, звучное, красивое. Но дело не в этом. В названии, безусловно, есть свой смысл, – поясняет начальник отдела специального назначения УФСИН России по Смоленской области подполковник внутренней службы Алексей Никитин. – В мифе о Фениксе говорится, что это возрождающаяся из пепла, бессмертная птица. Так и наш отдел – несмотря на все трудности и сложности нашей службы, можно сказать, постоянно возрождается, когда старшие товарищи передают свой опыт и знания молодым сотрудникам. Вот отсюда и название «Феникс».

Свою историю отдел специального назначения «Феникс» ведет с 30 июня 1991 года.

А до этого времени таких подразделений в системе исполнения наказаний не существовало?

– Нет, таких подразделений не было, – рассказывает Алексей Никитин. – Охрана мест заключения входила в обязанности внутренних войск. И только после того как эта обязанность была переадресована службе исполнения наказаний, возникла необходимость в организации таких отделов, чтобы быстро реагировать на определенные ситуации в местах лишения свободы.

Так, в функции «Феникса» входит обеспечение безопасности объектов уголовно-исполнительной системы, расположенных на территории Смоленской области. А обеспечение правопорядка – понятие в данном случае весьма широко трактуемое. Здесь и безопасность самих сотрудников, проводящих оперативно-режимные мероприятия, и безопасность лиц, которые находятся под стражей в местах лишения свободы.

– Мы обеспечиваем безопасность, и привлекают нас к некоторым мероприятиям – например, к конвоированию особо опасных осужденных. Бойцы «Феникса» в таких случаях усиливают караул, – уточняет Алексей Никитин.

 

Охрана членов ГКЧП и миссии ОБСЕ

 

Отдел «Феникс» был создан летом 1991 года, и буквально в самый момент основания его бойцам пришлось поучаствовать в одном из самых драматичных событий в истории России конца XX века. Личный состав отдела был задействован в охране членов ГКЧП в следственном изоляторе «Матросская тишина». Не прошли мимо «Феникса» и события на Северном Кавказе. В 2002 году бойцы отдела обеспечивали безопасность сотрудников группы содействия миссии ОБСЕ.

– В настоящее время в подобные командировки приходится выезжать нечасто, – рассказывает начальник отряда особого назначения «Феникс» Алексей Никитин.

– Вам лично приходилось выезжать в подобные командировки?

– Да, я был в трехмесячной командировке в 2010 году. Мы охраняли комплекс правительственных зданий в столице одной из северокавказских республик.

Для Алексея Никитина это была не первая командировка. До поступления на работу в смоленское управление ФСИН, а это произошло в 2004 году, он проходил срочную службу в отряде специального назначения внутренних войск «Витязь».

– Но, в общем, все заканчивалось мирно?

– Да, все обошлось мирно.

 

Готовность к нештатным ситуациям

 

И все же отдел специального назначения «Феникс» создавался не только для того, чтобы участвовать в специальных мероприятиях по поддержанию правопорядка за пределами Смоленской области. Главная его задача – подавлять возможные беспорядки в местах лишения свободы именно на территории региона.

Нечто подобное произошло 8 ноября 2015 года в исправительной колонии строгого режима № 2, расположенной в поселке Вадино Сафоновского района. Тогда между осужденными возник конфликт, в котором приняли участие около 60 человек, и один из них получил телесные повреждения.

– Нет, это нельзя назвать ни бунтом, ни массовыми беспорядками. На моей памяти таковых в смоленских колониях вообще не было. В данном случае, – поясняет Алексей Никитин, – речь идет о банальном выяснении отношений между осужденными, конфликт погасила сама администрация колонии, без привлечения нашего отдела.

– Но если экстремальных ситуаций внутри колоний не происходит, то чем в таком случае занимается отдел?

– Отдел специального назначения имеет весьма специфические функции. И такое подразделение нельзя сформировать для проведения разовой операции в момент, когда возникла чрезвычайная ситуация – например, массовые беспорядки или захват заложника в пределах мест лишения свободы. К действиям в таких ситуациях бойцы должны постоянно готовиться, чтобы выполнить ту или иную работу, с которой обычный человек не справится. Вот мы ежедневно и тренируемся. У нас есть расписание занятий. Бойцов готовят к тому, в каких случаях и как применяются физическая сила, специальные средства и оружие. И каждые три месяца они сдают зачеты по всем этим видам подготовки, – объясняет Алексей Никитин.

Буквально незадолго до нашей беседы с начальником отряда «Феникс» к нему пришел кандидат, пожелавший служить в отделе. Ему было предложено выполнить ряд физических упражнений, в которые обычно входят подтягивание, бег и некоторые силовые спортивные дисциплины.

– Это обычный гражданский человек, – рассказывает Алексей Никитин, – который когда-то занимался спортом. Он пробежал половину предложенной дистанции и сказал, что больше не может. Спрашиваю: «Почему?» Отвечает: «Вы тут каждый день тренируетесь, вам это свойственно». Вот так – нам это свойственно. И это касается не только физической, но и специальной подготовки к действиям при захвате заложников или при массовых беспорядках.

Бойцы отряда специального назначения «Феникс» для того ежедневно тренируются, чтобы оперативно отреагировать на те или иные ситуации, которые уже переросли в нечто более опасное, чем конфликты между двумя или несколькими осужденными.

– Одной из задач отдела является освобождение заложников. Обычно в кино с теми, кто захватил заложников, общается специально подготовленный человек, так называемый переговорщик. А в «Фениксе» есть такой сотрудник?

– У нас такой должности нет. Если возникнет ситуация с захватом заложников, у нас будет создана специальная группа, куда войдут представители нашего отдела, психологической службы и отдела по режиму учреждения, где это произошло. Так нужно, поскольку те, кто пошел на преступление, при общении должны знать тех, с кем общаются. Причем, по моему убеждению, ситуацию с захватом заложников в подавляющем большинстве случаев можно решить миром на стадии переговоров. Те, кто на это пошел, зачастую не готовы перегибать палку и подвергать себя опасности физического уничтожения. Ведь не всегда сразу известно, что там произошло на самом деле, кто кого подбил на данное преступление. Может, один пошел, а трое двинули за ним, не зная куда. А оказавшись в такой ситуации, сидят и думают, как бы из нее выйти с минимальными потерями и живыми.

Для действий по разрешению ситуаций с захватом заложников проводятся специальные тренировки, когда в качестве заложников выступают психологи и другие сотрудники службы исполнения наказаний, а в роли захватчиков выступают бойцы отряда специального назначения «Феникс». Моделируются те или иные обстоятельства и как в них будет вести себя переговорщик.

 

Нужно быть готовым ко всему

 

Подразделения, подобные «Фениксу», существуют и в других силовых и правоохранительных структурах – в Росгвардии, в полиции…

– Алексей Владимирович, нет ли здесь дублирования, не занимаетесь ли вы одним и тем же?

– Это не совсем аналогичные подразделения. У нас и функции несколько разные, и специфика работы отличается. Мы нацелены работать в учреждениях, так сказать, закрытого типа, где сосредоточен в массовом порядке особый контингент, способный на весьма жестокие поступки. Полиция и Росгвардия тоже работают с таким контингентом, но это происходит, как правило, во время задержаний и в другой, чем у нас, обстановке.

– Сейчас практически ни один выпуск новостей не обходится без сообщений о террористических актах. К счастью, если вообще уместно применить в данном случае это слово, происходит это по большей части за пределами России. И все же, поскольку терроризм называют самым страшным бедствием начала XXI века, к борьбе с ним, по всей видимости, должны быть готовы все силовые подразделения. Отряд «Феникс» привлекают к подготовке для участия в антитеррористических мероприятиях?

– Да. У нас есть соглашение с Национальным антитеррористическим комитетом. И нас привлекают к участию в учениях по этой тематике. Безусловно, наша подготовка направлена на действия во время чрезвычайных ситуаций, которые могут возникнуть в местах лишения свободы, но она достаточно универсальна, чтобы наши бойцы могли действовать и в случае возникновения террористической угрозы.

пресс-служба УФСИН по Смоленской области
пресс-служба УФСИН по Смоленской области