Смоленское «Порубежье» открывает загадки эпох

Руководитель исторического театра рассказал о том, как оживает история

18.04.2019 в 13:26, просмотров: 809

Есть в Смоленске уникальный исторический театр «Порубежье», состоящий из настоящих фанатов своего дела, которые не только превосходно знают историю, но и являются мастерами на все руки. Все – от одежды до оружия и декораций – они делают сами и на свои средства. Коллективом и театром руководит не менее примечательный человек Александр Целуев, любитель и ценитель истории, который вложил в свое детище огромное количество времени, терпения и любви.

Смоленское «Порубежье» открывает загадки эпох
из архивов «Порубежья»

Александр Целуев побывал в гостях у радио «Весна» и в нашей редакции и рассказал о жизни своего необычного исторического театра.

из архивов «Порубежья»

– Попрошу вас перенестись на 20 лет назад. С чего все началось? Как зародилась идея театра «Порубежье»?

– Зародилось все намного раньше, в детстве. Не было интернета, и даже интересное историческое кино было большой редкостью. Поэтому читали мы запоем книги и мечтали видеть себя героями давно забытых эпох. И вот с конца 80-х годов появляется в нашей стране движение исторической реконструкции. В первое время это было что-то такое запредельно-романтическое, сродни невозможному перемещению назад в прошлое. И когда в 1997–1998 годах идея окончательно сформировалась, то встал самый главный вопрос: с кем же этим заниматься? И вот собрались несколько единомышленников, которым идея далеких эпох, как и мне, была близка. Так появился клуб «Порубежье». И, конечно, вначале мы занимались самой романтической из исторических эпох – средними веками. С одной стороны – сложной эпохой, ведь надо делать доспехи, обмундирование, мечи, а с другой стороны – очень интересной. И нужно подчеркнуть, что если первоначально период был такой захватывающий, приходили люди, ищущие романтики, то чем больше проходило времени, тем яснее становилось, что кроме приятного времяпрепровождения в кругу себе подобных, сидящих в доспехах у костра, нужно подводить более существенную идеологическую базу под свое занятие. Потому со временем возникает естественный вопрос: зачем и для чего мы этим занимаемся? И вот тут приходит мысль, что нужно знакомить с нашим хобби своих современников. Развлекаться – это одно, а сделать полезное общественное предприятие – это совсем другое. И буквально после полугода такого установочного периода выработалась и концепция нашего существования. Прежде всего нужно качественно и интересно ставить показательные выступления. Конечно, костюмы боевые и гражданские должны были соответствовать той эпохе, их должно было быть много. И информацию за отсутствием интернета выуживали из всех доступных источников. Это был сложный, кропотливый, но очень интересный путь. Шло время, и мы перешли на более высокий уровень и должны были ему соответствовать. В 2008 году мы стали называться не историческим клубом, а историческим театром, и это точно стало отражать суть того, чем мы занимаемся. И с этого момента начались постоянные выступления как в Смоленске, так и в Смоленской области. Соответственно, встал вопрос о расширении сферы деятельности. Нам показалось мало одной эпохи, тем более что наша Смоленщина настолько богата на исторические события разных веков, что нельзя этим не воспользоваться. В первую очередь нас привлекла, конечно, Великая Отечественная война, далее последовала подготовка сразу на два века: XVII – это оборона от поляков и XVIII век – эпоха Петра I. Как оказалось, любимое средневековье было детской площадкой для подготовки к более серьезным мероприятиям. Тут сыграл аспект и сложности костюмов, особенно в эпоху Петра I, труд в их пошиве, количество материалов на все войско, а не на одного рыцаря. Но, как любое расширение, это увлекательно и интересно.

В данный момент театр занимается четырьмя основными эпохами, хотя это далеко не весь спектр деятельности. Кроме показательных выступлений, причём разного уровня – от небольшой инсценировки для туристической группы до крупного батального эпизода на выезд, – работаем по созданию собственных фильмов. Стараемся каждые два-три года создавать исторический приключенческий художественный фильм, который сами от начала и до конца производим.

– Гениальная трансформация произошла за 20 лет – от клуба до театра... Но если все-таки говорить непосредственно о деятельности театра, как у вас происходит распределение ролей?

– За 20 лет распределение произошло давно и четко. В режиссуре, например, работает коллективный способ – потому что я не могу сидеть в зале, как классический режиссер, и корректировать игру актеров и постановку со стороны. Поэтому из-за небольшого основного состава – всего восемь человек – приходится совмещать много должностей одновременно. Сценарии и основная режиссура – на мне. Конечно, приходится заниматься и костюмами, и постановкой боев, и нести ответственность за конечный результат работы. Мои коллеги занимаются музыкальным оформлением и отвечают за техническую часть. А освещение, монтаж декораций делим уже между собой.

– Наблюдая за вашими постановками, ловишь себя на мысли, что все очень легко получается, не постановочно, и даже возникают сомнения, были ли предварительные репетиции или это полный экспромт…

– Именно вот та легкость, которую видит зритель, – это и есть результат кропотливой и длительной работы. Зачастую за получасовым выступлением стоит полгода подготовки. Это воскресные репетиции, вечерние тренировки несколько раз в неделю, когда актеры отрабатывают фехтовальные приемы, рукопашные схватки, которые, как правило, становятся кульминацией всего выступления...

– Как происходит распределение ролей? Наверняка актеру, который погибает в самом начале выступления, обидно и досадно?

– Есть основной состав, который работает у нас продолжительное время, это люди уже определенного профессионализма, – и, конечно, уничтожать такого персонажа в первые минуты сражения нерационально. Есть достаточно большой контингент людей, которые нам помогают. Знакомые, друзья, родственники, люди, которые не безразличны к этой тематике, но в силу обстоятельств не могут влиться в основной состав. Поэтому недостатка в быстро, но при этом героически погибающих персонажах у нас нет. А вот распределение сложных ролей происходит уже по отработанному принципу. Актеров своих я хорошо знаю, знаю их возможности, и при написании сценария я все эти факторы учитываю. За каждым персонажем вижу конкретного человека.

– Если приходится играть врага, как поступать в этом случае? Приходится кидать жребий?

– В этом случае тоже есть определенные правила, давно сложившиеся. Во-первых, противник должен соответствовать своему внешнему образу. Например, голубоглазый блондин не сможет сыграть французского наемника. Или темноволосый грузин вряд ли сойдет за польского завоевателя. Еще работает немаловажный фактор – какой костюм уже есть. Если актер готовил на конкретное мероприятие конкретный костюм, на определенную эпоху, в определенной роли, то, естественно, там он его и будет играть. Еще мы стараемся в выступлениях, в фильмах не показывать натуралистическую жестокость. Были моменты, когда нам предлагали играть эсэсовцев, которые занимались расстрелами и отличались жестокостью. Наш театр на эти мероприятия не соглашается, потому как, даже играя врага, не хочется играть палача. Пусть он враг, но он честный, который тоже сражается за свою родину.

– Если позволите, вопрос о костюмах. Давайте откроем завесу тайны: сколько в среднем стоит один костюм?

– Если брать цены, которые можно найти в общем доступе, в интернете, то в среднем экипировка бойца Красной Армии Великой Отечественной войны без учета вооружения – более 20 000 рублей. А вот если заказывать снаряжение у мастеров на солдата времен Петра Первого – то уже более 90 000 рублей, и это без учета холодного и огнестрельного оружия.

– А где взять вооружение, шпаги, мечи, технику?

– По счастью, сейчас возможности для приобретения макетов вооружения есть. За некоторое количество лет мы сумели основную базу наработать. Обладая определенными навыками слесарного мастерства, стараемся арсенал шпаг, сабель, мечей изготавливать сами. Это же не музейные экспонаты, которые пристально рассматриваются. В рамках мероприятия зрителю все равно, по какой технологии они сделаны.

– Многие музеи обладают некоторыми запасниками, которые не используются. Нельзя их на время брать в аренду?

– Музей – это очень интересное, но и очень суровое учреждение. Дело в том, что все, что находится в музейных фондах, уже не принадлежит людям, это принадлежит государству и должно охраняться. Поэтому немыслимо взять шпагу XVIII века и начать ею драться на выступлении.

– Отталкиваясь от всех исторических эпох, о которых вы ставили, – в какой из них вы хотели бы оказаться сейчас, хотя бы на несколько дней?

– Чем больше занимаешься историей, чем больше погружаешься в каждую из эпох, тем больше начинаешь ценить свое настоящее время. Это ведь только в приключенческих книгах и романтических фильмах все было интересно, необычно, геройски. На самом деле не приведи нам судьба оказаться ни в одной из этих эпох, а особенно поучаствовать в сражениях. Поэтому сейчас наша цель – жить в настоящем времени, прививать чувство любви к собственной истории, но не скучным менторским тоном и занудной лекцией, а делать это в развлекательной форме, чтобы было зрелищно, весело, познавательно и интересно. 

из архивов «Порубежья»
из архивов «Порубежья»
из архивов «Порубежья»
из архивов «Порубежья»
из архивов «Порубежья»
из архивов «Порубежья»
из архивов «Порубежья»
из архивов «Порубежья»