Тайна смерти князя, или о чем молчит смоленский призрак

Загадки усадьбы Друцких-Соколинских в Викторово

03.04.2019 в 11:18, просмотров: 1379

В этот раз я отправилась в Краснинский район на поиски сохранившихся там руин еще одной усадьбы. Владельцами ее были князья из рода Друцких-Соколинских.

Тайна смерти князя, или о чем молчит смоленский призрак
Юлия Дьякова

Руины усадебного дома князей Друцких-Соколинских находятся в селе Викторово, примерно в 20 километрах от поселка Красный. Основание сельца относят к середине XVIII века. Кстати, по данным известного смоленского краеведа Анатолия Трофимова, в конце XIX века в Смоленской губернии насчитывалось около 4,5 тысячи дворянских усадеб. В наше время приметы таковых сохранились лишь в 253 местах области.

Что стало с усадьбой Друцких-Соколинских, мы увидели своими глазами. Навигатор быстро привел нас прямо к усадьбе – не пришлось спрашивать дорогу у местных или плутать по немаленькому селу в поисках бывшего княжеского дома. Будто в программе именно эта точка отмечена для тех, кто ищет само Викторово. Перед нами открылся вид на двухэтажное здание, все возможные входы в которое наглухо заколочены. Это сделало невозможным проникновение внутрь здания. Поэтому в этот раз мы ограничились лишь наружным осмотром.

За несколько недель до поездки в эти места я посмотрела фильм «Усадьба дворянского гнезда викторовских князей Друцких-Соколинских», снятый местными краеведами в 2016 году. Автор фильма Владимир Лагутин, оператор Владимир Шустин. Фильм очень подробно рассказывает об этом потрясающем месте. Опираясь на любопытнейшие факты этого документального материала, я и построила данную публикацию в нашей постоянной рубрике «Экспедиция в прошлое».

 

Кот вместо кролика, ворованный лес и коварная ботва гороха

 

Человеком, который вернул нам имя Николая Николаевича Друцкого-Соколинского (последнего владельца усадьбы), можно назвать Светлану Колабскую, учительницу местной  школы, преподавателя русского языка и завуча. Вот что она рассказывает в фильме об этом интересном человеке, основываясь на воспоминаниях долгожителей этих мест:

«Я не слышала ни одного воспоминания, которое бы порочило честь князя Николая Друцкого-Соколинского. Был он добрейшим и благодетельным человеком, состоял в различных сообществах по питейным и богоугодным делам, помогал сиротам. Избирался предводителем краснинского дворянства, дважды избирался мировым судьей.

Совсем недавно ушла из жизни женщина, которая рассказывала мне, что ее дед служил поваром у князя, звали его Фома. Фома очень ответственно относился к своей работе, никогда не хотел подвести своего хозяина. Однажды он решил приготовить дичь для своего барина. Работяги принесли зайца, он его разделал, начинил гречневой кашей… Но дворовые собаки стащили этого зайца и съели. Что делать? Фома думал-думал и пошел на подлость. Поймал кота, убил его, разделал, опять же начинил гречневой кашей, запек и принес барину на красивом блюде. А барин ест да похваливает: «Ах, как вкусно, никогда зайчатина не была такой мягкой и ароматной!» Ничего не заметил барин, а Фому до конца жизни мучила совесть. 

Был князь очень ответственным человеком, всякую работу дотошно проверял. Однажды поехал он на поле, где убирали горох. Был он человеком тучным, в огромном весе. Каждый год ему в Смоленске срезали часть жира с тела. Так вот, когда он вышел из своей коляски, то не успел сделать и нескольких шагов, как запутался в ботве гороха и всей массой рухнул на землю, а подняться не может. Ноги были у него больные, в 60 лет он уже очень плохо ходил. Девки, которые убирали горох, его подняли, мужики в коляску посадили. Девушки прыскают от смеха, а барин их пожурил, пальчиком погрозил, к себе подозвал да конфетами каждую одарил. Вот такой был барин.

Однажды приехали к нему мужики из соседней деревни Горбово. А горбовские мужики были очень хитрыми. Решили лес подворовать у барина. Нарубили много, на лошаденок дохленьких нагрузили и с этими огромными комлями дубовыми выехать не могут. Лошаденки падают, телеги переворачиваются. Кто-то донес барину. Барин приезжает: «Что такое? воровство?!» Что бы сделал другой барин – неизвестно. А наш барин постоял, подумал и начал сам комли закидывать на телеги, да еще и помогать, чтобы тележки через ров-то перемахнули и благополучно домой доехали.

Есть до сих пор у нас неподалеку деревенька Рахово. Случилось так, что почти вся деревня сгорела. Дал Друцкий-Соколинский каждому погорельцу леса на строительство, но перед этим приказчику сказал: «Мужики – дураки, пойдут сейчас в лес и подерутся. Иди подпиши, кому какое дерево, пусть пилят каждый свое».

 

Пруды с золотыми рыбками и лопуховые обертывания

 

Возвращаясь к самой усадьбе: мы видим особняк с четырехскатной крышей. По словам Светланы, на первом этаже здесь были хозяйственные помещения, кухня и мастерская князя, где он проводил очень много времени. До сих пор сохранились тайные ходы и подвалы. Многие туда пытались попасть, но еще никому не удавалось. На втором этаже, если обойти усадебный дом с другой стороны, видна возвышающаяся арка. Там, в центральной части, была богатая  библиотека. Подобные особняки – с пилястрами и округлыми входными арками – строились во многих местах Смоленщины. Они возводились по классическому типу с элементами барокко. Например, похожее здание можно до сих пор увидеть в деревне Аполье Смоленского района. Много подобных усадеб и на витебской земле.

С северной стороны усадьбы когда-то располагались хозяйственные постройки, с южной – сад. Он сохранился. Местные рассказывали, что яблони, которые там до сих пор растут, – это «детки» того сада, который когда-то сажал Друцкий-Соколинский.

Далее виден парк – естественно, уже не столь великолепный, каким был при хозяине.

«Вот здесь была липовая аллея, – продолжает свой рассказ в фильме Светлана Калабская. – С обеих сторон она переходила в аллеи для роз. Розы привозились из смоленской оранжереи. Ниже видим искусственное озеро, далее вниз по скату сохранилось еще одно. Каждое озеро имело свое предназначение. Сейчас мы видим перед собой уже не озеро, а какое-то болотце. А раньше это было искусственное озерцо, на котором любил проводить свободное время князь. В свои последние годы, а он умер в 64 года, князь чувствовал себя плохо. Всему виной были ожирение и больные ноги. Крестьяне сажали его на носилки, выносили из дома, усаживали в небольшую лодочку. Он здесь катался и наслаждался природой. В пруду плескались золотые рыбки. А тот, нижний водоем был озером-купальней для Николая Николаевича. Если туда пройти, то можно увидеть, что когда-то там специально была сделана перемычка – плотина, перекрывающая речку. Если стать на нее и посмотреть под ноги, то можно заметить ступеньки из красного кирпича. Они существуют до сих пор. И дно озера тоже частично было выложено красным кирпичом. Князь любил там принимать воды. И эти ванны для него были целебными.

Если приехать сюда летом, то прямо на берегу этого водоема можно увидеть огромные, зачастую выше человеческого роста лопухи – мясистые, темно-зеленые. Князь верил, что они обладают лечебный эффектом и, когда выходил из вод, всегда приказывал своим крестьянам нарвать этих лопухов. Он оборачивал ими тело, больные ноги, и боль утихала. До сих пор многие жители и даже приезжие ходят туда, чтобы посмотреть на это чудо-растение и воспользоваться его целебным эффектом».

 

Проткнул себя столярным циркулем?

 

Однако печально сложились последние дни нашего князя, да и сама смерть покрыта налетом тайны. Светлана рассказала, что существуют две версии. Первая – что он умер голодной смертью, а вторая, которую подтверждают многие жители этих мест, это версия о том, что он был заколот столярным циркулем. Последние годы жизни, уже после революции, князь отощал, оголодал, был очень худ, еле ходил, ноги его все так же болели.

«Он напоминал мешок с костями, – вновь продолжает повествование Светлана Калабская. – Местным мужикам было очень жаль его, они приносили ему еду, какую могли, подкармливали. И когда на нашей территории в 1918 году появились Советы, которые, не секрет, часто состояли из людей не самой лучшей репутации, в этих местах творилась анархия, и никто этот процесс не контролировал. Такие «Советы» как-то пришли к нашему князю. Что они искали – история умалчивает. Вероятно, какие-нибудь ценности и драгоценности. Но о каких ценностях там могла идти речь, если князю кушать было нечего? Однако он был настолько наивен и добр, что не мог поверить, что с ним могут жестоко обращаться. Когда у него из дома забирали последнее (а грабили подчистую, выносили все, начиная от больших столов и лавок и заканчивая посудой), он все записывал, надеясь, видимо, на то, что все добро к нему еще вернется, что настанут другие времена.

И вот в очередной раз наведались к нему эти люди. Долго не выходили из княжеского особняка. Вышли в молчании, тихо разошлись по домам... И потом разнеслась по Викторово весть, что князь покончил с собой. Так ли это? Никто доподлинно не знает. Но как мог человек, оголодавший и исхудавший, который еще хотел жить, который записывал все то, что у него брали… Как он мог со своим весом упасть на этот столярный циркуль и проколоть себя насквозь?..

Захоронен он здесь же, недалеко от усадьбы, в парке.

 

Что второй век ищет белый силуэт в тумане?

 

А вот что рассказывает в фильме нам об этой усадьбе и о князе уроженец этих мест, историк, выпускник академии славянской культуры Алексей Веремовский:

«Вспоминали Николая Николаевича потомки местных крестьян с большой любовью. Правда, никто будто не помнил, как его зовут, называя его просто – князь земский. Очень тепло отзывались о нем мои прабабушки. Они до революции были девчонками, видели его лично и помнят, что он всегда разговаривал с ними, интересовался делами, угощал сладостями».

Усадьба была построена в середине XVIII века предками Николая Николаевича. К сожалению, после его смерти она была разграблена окончательно, куда делись вещи – неизвестно. После революции здесь долгое время располагалась школа. Но здание пришло в негодность, поэтому к самой усадьбе был пристроен новый корпус, там и сейчас дети занимаются. Во времена Николая Николаевича покои в усадебном доме были красиво обставлены, на стенах висели портреты царей, было очень много предметов роскоши. О его богатстве до сих пор ходят легенды. Ищут клады. Правда, до сих пор никто так ничего и не нашел.

«Кроме тайны смерти князя и тайны его клада есть в этом парке еще одна загадка, – таинственно продолжает Алексей. – Рассказывают люди, что время от времени здесь из тумана выходит белый силуэт. Ходит и ходит по парку и лесам, видят его и в других деревнях, видят у прудов и у речки. Ходит, что-то ищет, а что ищет – неизвестно. Один раз, как рассказывал мне мой отец, напугал он его с девушками у речки в селе Горбово. В другой раз он же видел его у села Лазыничи. Ехала в тот день моя родня на кладбище. Вдруг прямо на дороге перед ними из тумана образовался уже знакомый белый силуэт. Лошадь встала как вкопанная и уже не сдвинулась с места. Пришлось моим родственникам возвращаться назад за машиной. Связано ли это как-то с тайной гибели Николая Николаевича – никто не знает. Призрак ничего не рассказывает, просто молчит».

 

Уважаемые читатели!

 

 Если вы знаете что-либо, возможно неизвестное широкому кругу наших земляков, о подобных местах (руинированные и недействующие церкви и усадьбы в Смоленской области, другие уникальные объекты с интересной историей) и готовы поделиться с читателями «МК в Смоленске» своими историями, знаниями, наблюдениями и мыслями, свяжитесь с нами. Мы с удовольствием напишем об этом в нашей рубрике «Экспедиция в прошлое».

 

Наш электронный адрес: sima134@yandex.ru.

Телефон редакции: +7 (4812) 38-62-06.

Адрес: 214039, г. Смоленск, ул. Октябрьской Революции, 14а.

 

ЧИТАЙТЕ ЕЩЕ ПРО НАШИ ЭКСПЕДИЦИИ:

Экспедиция в прошлое. Путешествие к руинам храма Спаса Преображения

Три погибающих храма в Рославльском районе открыли нам свои истории

Мы двигались по следам великих смолян, собирая осколки истории…

Экспедиция в прошлое: три места – три истории

Экспедиция в прошлое. Места, где остановилась жизнь